+7 (495) 681-18-23
+7 (495) 681-15-32
ОБЩЕСТВЕННАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПОМОЩИ ВЫНУЖДЕННЫМ МИГРАНТАМ
Помощь в цифрах

2012 год



Проведено консультаций

 

1715

Оказано содействие в защите прав

 

997 раз

Предоставлена медицинская помощь 127-и больным на сумму

 

292.095 руб.

Выдано денежных пособий 278 семьям на общую сумму

 

2.732.141 руб.

Получили одежду, обувь и другие предметы домашнего обихода (second hand)

 

около 856 семей

Занятия в Детском центре посещали

 

более 50 детей


Подробный отчёт...

Наши страницы в...




Новое видео
"Гражданское содействие"


(смотреть на Youtube)

Светлана Ганнушкина представляет книгу "Каждый молчит о своем. Истории одной войны"


(смотреть на странице материала)
Посещения

Каждый молчит о своём. Подробнее о сборнике



Подробнее о сборнике

В 2012 году в рамках программы «Просвещение в области прав человека на Северном Кавказе» был реализован молодежный проект по работе с прошлым «Личные воспоминания о чеченской войне». Волонтеры проекта в течение месяца в разных городах России (Грозном, Нальчике, Москве и Санкт-Петербурге) встречались с очевидцами и участниками событий в Чечне и собирали их личные истории.

В результате была подготовлена и опубликована книга, в которую вошли материалы 17 глубинных интервью, собранных по методу «устной истории», который ориентирован прежде всего на передачу личного опыта и восприятия событий.

Издание предназначено для широкого круга неравнодушных читателей, но прежде всего ориентировано на молодых людей, которые только начинают интересоваться Кавказом, проблемой войны, вопросами памяти и миротворчества.



«Мы надеемся, что материалов этой книги достаточно для того, чтобы хоть немного приблизить читателя к прошедшим событиям и дать возможность составить некое впечатление о чеченской войне не с политической, а с человеческой точки зрения, услышав голоса обычных людей...»,
- отмечают редакторы.

«Мне бы хотелось представить другим людям, своим сверстникам, которые никогда об этом не слышали, живую историю, разные переживания и судьбы. Таким образом, у нас будет многоликая картина прошлого», - говорит Дарья, волонтер проекта

«Удивительно, но это событие — война и все ее последствия — действительно создали два разных мира, которые совершено не могут соответствовать друг другу. В одном мире люди живут так, а в другом иначе. И пока они не будут находиться в одном мире, эти люди никогда не смогут понять друг друга... Эта пропасть просто так, сама по себе не зарастет. Она будет дальше углубляться, если люди с одной и с другой стороны не захотят как-то соотнести свои миры, поделиться друг с другом своей картиной мира», - Анна, волонтер проекта, студентка факультета социальной антропологии.

«Я жила все это время с ощущением, что происходит что-то страшное и ужасное. И мне важно было не через газеты, не через телевидение, а в личном общении узнать, как тогда люди жили, что они чувствовали, как они это все пережили. Мне хотелось им в глаза посмотреть...», - Карина, волонтер проекта, преподаватель русского языка.

«Я не раз с удивлением и радостью встречала молодых людей: русских, чеченцев, украинцев, белорусов, у которых есть желание говорить и слушать, которые готовы к таким беседам. Они хотят личного разговора — прямого и открытого, где вещи будут названы своими именами. И эту книгу, как будто им в ответ, мы старались делать именно такой, «без купюр», без излишней политкорректности...» - Татевик, со-координатор проекта, составитель сборника


  1. Содержание

  2. Введение

  3. Почему. Вводное слово интервьюеров

  4. Информация по теме



1.Содержание


ПРЕДИСЛОВИЕ............................................................................................................

 4
ВВЕДЕНИЕ..................................................................................................................

 5
ПОЧЕМУ....................................................................................................................
Почему для вас актуальна тема войны?
(вводное слово интервьюеров)

 9
ЖИЗНЬ ДО.................................................................................................................
Как вы жили до войны

 15
ПЕРВЫЕ ПРИЗНАКИ......................................................................................................
Какие были предвестники, признаки начала войны?

 20
НАЧАЛО....................................................................................................................
Как началась война?

 28
ВОЙНА......................................................................................................................
Что с вами происходило во время войны?
Как вы жили?

 39
КОНЕЦ......................................................................................................................
Как и когда закончилась для вас война?

 122
ЖИЗНЬ ПОСЛЕ............................................................................................................
Что с вами стало после войны? Как вы живете?

 128
ПАМЯТЬ.....................................................................................................................
Нужно ли помнить и говорить о войне?

 139
ЗАЧЕМ.......................................................................................................................
Зачем нужна работа с прошлым?
(послесловие интервьюеров)

 146
СПАСИБО!...................................................................................................................

 150
ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ...................................................................................................

ХРОНОЛОГИЯ

 151
Россия и Чечня: краткая хронология отношений..............................................................

 152
Информация по теме....................................................................................................

 159



2.Введение


Книга, которую вы держите в руках,  подготовлена в ходе реализации проекта «Личные воспоминания о чеченской войне». Это пилотный проект Комитета «Гражданское содействие» по работе с прошлым, целью которого было начать осмысление ее последствий, инициировать диалог между молодыми людьми, пережившими войну,  и теми, кого она вообще не касалась. К участию в проекте были приглашены студенты и выпускники московских вузов, многие из которых никогда до этого не занимались проблемой чеченской войны. В рамках проекта они встречались и выслушивали истории очевидцев и участников событий: своих сверстников, активистов из Чечни (около половины интервьюируемых), военных, журналистов, правозащитников.

Мы стремились встретиться с разными людьми, чтобы по возможности услышать все разнообразие мнений и позиций. Насколько это удалось, судить читателю, мы же  можем только отметить, что найти рассказчиков оказалось не просто.  Война - очень тяжелая тема для воспоминаний, во многом табуированная и небезопасная, особенно в Чечне. Многие из тех, кто согласился дать интервью, признавались, что они  годами держали в себе эти воспоминания и впервые решились подробно рассказывать о пережитом, а некоторые до последнего сомневались,  смогут ли они нарушить столь долгое молчание. Беседы велись по методу «устной истории», когда акцент в интервью делается, прежде всего, на передаче личного опыта и восприятии событий. Это позволяет рассказчику и интервьюеру в процессе общения в определенном смысле пережить историю заново.

В качестве подготовки к такой сложной работе все волонтеры проекта прошли специальный обучающий курс, который включал консультации психологов по посттравматическому стрессу, лекции экспертов-правозащитников по проблеме чеченской войны, специалистов по культуре и обычаям Кавказа, а также советы методистов по ведению интервью. Таким образом, все запланированные беседы удалось провести без особых осложнений, сведя к минимуму риск вторичной травматизации  рассказчиков, а также  интервьюеров. 

Тексты расшифрованных интервью стали материалом для данной публикации. В связи с ограниченным объемом книги невозможно было включить полный текст всех рассказов. Но мы надеемся, что материалов этой книги достаточно для того, чтобы хоть немного приблизить читателя к  прошедшим событиям и дать возможность составить некое впечатление о чеченской войне (или войнах) не с политической, а с человеческой точки зрения, услышав голоса обычных людей: детей, матерей, отцов; мирных граждан, военных, правозащитников, журналистов; русских и чеченцев, живущих  в Грозном и в Москве, в Чечне и России.

У нас не было цели  детального описания фактических событий, никакие из приведенных случаев нами не проверялись. Позволив людям высказаться, поделиться своими воспоминаниями, мы скорее стремились создать на страницах книги пространство диалога о нашем общем прошлом.

Внимательный читатель сможет заметить, что этот большой диалог  складывается из множества малых диалогов разных людей -  тех, кто  был на войне,  и тех, кто видел ее по телевизору;  тех, кто ждал помощи в Чечне,  и тех, кто ее оказывал из Москвы, Питера и других городов;  тех, кто был в плену,  и тех, кто их освобождал; тех, кто воевал,  и тех, кто останавливал войну; тех, кто ненавидел,  и тех, кто простил; тех, кто все это пережил,  и рассказал, и тех, кто услышал и записал; и тех, кто сейчас читает и узнаёт об этом. 

Желая передать атмосферу живого личного общения, мы намеренно  во многом сохранили стилистику и особенности речи говорящих. Расшифровки разговоров были отредактированы в минимальном объеме, необходимом для чтения и понимания.

В названии книги, ее описании и содержании употребляется термин «чеченская война» или «война» в основном для обозначения событий в период с декабря 1994 года (начало первой чеченской кампании) и до конца 2000 года (завершение активной фазы боевых действий во время второй кампании). Однако некоторые рассказчики говорят о более поздних событиях, вплоть до 2009 года (до официальной отмены режима контртеррористической операции),  также как о «войне». Поскольку существуют различные подходы к названию событий в данный период, мы тоже решили использовать  слово «война», как и наши рассказчики, в широком смысле, включающем все возможные интерпретации,  исходя из контекста.

Важно отметить, что так называемая чеченская война была, по сути, результатом конфликта и противостояния между  государством  и определенной частью граждан. Формально военные действия велись по приказу властей на территории одной из республик собственной страны против своих же граждан. То есть это не был межэтнический конфликт, однако, со временем на бытовом уровне он стал зачастую восприниматься именно так. Возможно, этот перенос связан с тем, что в сознании российских военных война шла не просто против боевиков, но террористов, которые были в основном чеченцами по национальности, то есть именно чеченцы воевали против них.  Для населения Чечни с  характерным для народов Кавказа острым чувством национальной принадлежности российские войска воспринимались как русскоговорящие люди, а значит, русские, которые воюют против их народа.

Противоречие  в этом вопросе отражается и в речи наших рассказчиков: с одной стороны,  многие из них специально отделяют воевавших в Чечне солдат от всех других русских, а «боевиков» - от всех чеченцев; с другой стороны, они очень часто оговариваются, рассуждая про отношения России и Чечни как «русских» и «чеченцев», «своих» и «чужих». Таким образом, приходится признать, что в результате войны в сознании людей сложилось представление о двух народах, чеченцах и русских,  как противоборствующих сторонах конфликта. Это ошибочное представление, к сожалению, распространилось и укрепилось в общественном мнении как один из множества стереотипов этой войны. Более того, на сегодняшний день это разделение на русских и чеченцев расширилось до противопоставления славян и кавказцев со всеми вытекающими отсюда проблемами межнациональных отношений, особенно острых в молодежной среде. Но это уже несколько другая,  не менее актуальная тема, которая,  как  было показано выше,  уходит корнями в чеченскую войну.

Книга «Каждый молчит о своем: истории одной войны» состоит из нескольких разделов, в которых люди рассказывают о своей жизни до войны, во время и после войны. В каждой главе собраны рассказы разных людей, однако,  при желании можно проследить историю отдельного человека, используя именной указатель «Люди». В целях безопасности были удалены или изменены большинство имен и географических названий.

В тексте почти нет комментариев,  дополнений или разъяснений,   поскольку, как уже отмечалось выше, мы не ставили целью воссоздать фактическую картину описываемых событий. В качестве ориентира и помощи читателю в приложении дается краткая хронология событий и список дополнительных материалов по теме. Дальнейшее углубление в эту тему зависит от желания самого читателя, поскольку по данному вопросу можно найти множество книг,  статей, фото- и видеоматериалов, подготовленных нашими коллегами в России и в мире.

Для нас самих реализация этого проекта и издание книги стали возможностью  присоединиться и внести свой небольшой вклад в многолетнюю миротворческую работу, которую ведут в Чечне правозащитники и журналисты со времени начала первой войны. Наше поколение  конца 80-х -  начала 90-х годов - поколение детей, получивших войну в наследство.

Нам кажется, что пришло время разобраться в унаследованном прошлом, поскольку мы до сих пор на себе переживаем его последствия.

Издание «Каждый молчит о своем: истории одной войны» и проект «Личные воспоминания о чеченской войне» были осуществлены в рамках совместной программы «Просвещение в области прав человека на Северном Кавказе» Комитета «Гражданское содействие» и Норвежского Хельсинкского Комитета.


 



3.Почему

Почему для вас актуальна тема войны?
(вводное слово интервьюеров)


Сабина, 27 лет,  куратор проекта «Личные воспоминания о чеченской войне».

В студенческие годы в Хорватии я участвовала в качестве волонтера в проекте общественной организации «Документа» - «Личные воспоминания о войне». Мы брали интервью у людей, которые пережили войну после развала Югославии. Свои истории рассказывали нам разные люди - сербы и хорваты, дети и взрослые, военные и мирные граждане. Мы хотели узнать,  что происходило в стране во время войны, в то время, когда мы сами были еще детьми. И люди с нами говорили об этом, хотя многие тогда были против этих бесед, впрочем, как и сегодня. Это было нелегко, очень тяжело слушать о том,  как люди пережили войну, как они себя чувствовали. Но нам это было нужно, нам, которые ничего не знали, кроме сухих цифр и холодных фактов из учебников и газетных статей; нам, которых никто не спрашивал,  хотим ли мы этой войны.

Когда я оказалась в России и больше узнала о чеченской войне, мне было совершенно непонятно, почему люди об этом не говорят? Везде видны последствия войны, но все молчат. Познакомившись с людьми из Москвы и Грозного, мне  становилось ясно,  что нужно сделать –  дать людям возможность высказаться, выслушать их,  не пытаясь оценивать и судить,  кто прав, кто виноват, просто дать рассказать, что на душе.

Вместе с московскими волонтерами мы сумели провести такие разговоры. Было очень сложно, но я уверена, что,  убегая от всего плохого и тяжелого, нам легче не станет.
Многие меня спрашивали,  зачем мне это надо, какое мне дело до этой войны, да и я сама задавала себе тот же вопрос. Мне кажется, не важно,  где, в какой стране происходит или происходила война, не важно,  какое у меня гражданство -  весь вопрос в том,  буду ли я закрывать глаза в ожидании,  что все само исчезнет,  или признав, что меня касаетсявсе происходящее вокруг, сумею преодолеть страх и равнодушие и начну что-то делать?



Татевик, 27 лет, координатор программы «Просвещение в области прав человека на Северном Кавказе».

Наверное, эта история началась для меня несколько лет назад, когда я приняла приглашение на одно не совсем обычное чаепитие. Тогда в Москве проходил семинар по правам человека,  и мои сверстники из Чечни после напряженного учебного дня пригласили меня к себе в номер отдохнуть за чашечкой чая. Я, как всегда, опоздала и пришла к  ним только поздним вечером, вошла в комнату, где меня уже давно ждали. Мы тихо, мирно стали обсуждать семинар, кто-то шутил... Но уже через несколько минут, казалось бы, из ничего, совершенно неожиданно для меня всплыла тема войны. И вот тогда у нас начался Настоящий Разговор. Бомбежки, подвалы, зачистки, самолеты - какие-то далекие для меня события,  стали оживать и заполнять пространство маленькой комнаты. Они говорили, а я слушала, затаив дыхание, молча, боясь разрушить что-то очень важное, происходившее с нами всеми в тот момент, момент длиною в ночь. Наутро,  казалось,  мы стали другими. Теперь, когда мы  это проговорили, мы могли смело, не стесняясь,  смотреть друг другу в глаза, могли быть честными, могли доверять, могли быть вместе.

Уверена, осознанно или нет,  каждый из нас ждал этого разговора, мы хотели услышать и быть услышанными, потому что, наверное, единственный способ преодолеть войну, которая нас разделяет, это пережить и переосмыслить ее вместе. Я никогда не забуду то чувство облегчения и благодарности друг другу, которое мы испытывали после этого разговора.
За несколько лет работы в нашей просветительской программе я не раз с удивлением и радостью встречала молодых людей: русских, чеченцев, украинцев, белорусов,  у которых есть желание говорить и слушать, которые готовы к таким беседам. Они хотят личного разговора - прямого и открытого, такого, где вещи, наконец, будут названы своими именами.
И эту книгу,  как будто им в ответ,  мы старались сделать именно такой,  «без купюр», без излишней политкорректности и вежливости, без умалчиваний - мы лишь передаем то, что сами услышали и записали, прямую речь.



Тимур, 22 года, студент юридического факультета.

Я начну с воспоминаний. Казалось бы,  откуда им взяться у человека, который не то что в Чечне, а и на Кавказе никогда не был. Однако, они есть.

Я помню, когда я был ребенком,  по телевизору очень часто показывали Чечню. Я не знал,  что такое Чечня, и где она, но она четко ассоциировалась у меня с войной. Меня очень огорчали эти новости о войне. «Опять Чечню показывают»,  - жаловался я. В то время меня больше интересовали мультфильмы.

Я очень любил рисовать. Я помню, что  часто рисовал самолеты. У самолетов был загнут «клюв», быть может, так он выглядел агрессивнее или просто мне казалось, что так он будет быстрее летать. Когда меня спрашивали, что это за самолеты, я объяснял, что такие летают в Чечне. Наверное, я не единственный,  кто рисовал такие самолеты или танки,  «как в Чечне».

Я думаю, это большое счастье, когда война в твоей жизни - только на рисунках. Мне было около 5 лет. Я жил в Новосибирской области.

Честно говоря, я не знаю, актуальна ли для меня тема войны. Война – это, прежде всего, люди, которые на ней оказались. Война  - это родственники тех людей. Я не вижу иного способа понять войну, нежели попытаться понять людей войны.



Анна, 24 года, студентка факультета социальной антропологии.

Удивительно, но  это событие – война и все ее последствия –  действительно создали два разных мира, которые совершенно не могут соответствовать друг другу. В одном мире люди живут так, а в другом иначе. И пока они не будут находиться в одном мире, эти люди никак не смогут понять друг друга. Здесь вопрос не разной интерпретации или оценки фактов, не разных убеждений, а именно вопрос того, что одни люди могут говорить об одном – скажем, участники войны, те, с кем это случилось, а другие - ничего об этом не знали, а если знали, то какие-то другие факты. И мне кажется, что в результате действительно появляется  пропасть между этими мирами и, соответственно, между людьми. Эта пропасть просто так, сама по себе не зарастет. Она будет дальше углубляться, если люди с одной стороны и с другой стороны не захотят как-то соотнести свои миры, поделиться друг с другом своей картиной мира.


Ариша, 23 года, выпускница факультета культурной антропологии.

Я помню, что вечерами мы сидели дома, смотрели телевизор. А моя мама очень любит новости смотреть. Она все время смотрит новости, всю жизнь, по первому каналу. А еще так случилось, что все смотрели в тот период «Санта-Барбару». Все. И  про первую войну у меня воспоминания такие: машины с ракетами и «Санта-Барбара». Два в одном. И как-то «Санта-Барбара» перевешивала...

А со второй войной у меня ассоциации довольно определенные в том, как она началась. Я помню  точно такие же машины, самолеты, стоит Путин  и говорит про «сортир». У меня  точно так и осталось. Мы думали: «Да, эти боевики, конечно, их надо победить, чтобы в России было хорошо».

Мы об этом никогда вообще не разговаривали. Ну, потому что это каждый день было в новостях, а когда это каждый день, то перестаешь замечать, и это становится чем-то обыденным.

А вот людей совсем не показывали, только про то, как мочат боевиков, а людей - никогда. Не было людей...



Ирина, 26 лет, специалист по работе с молодежью.

Каждый раз, выезжая из Ингушетии и въезжая в Чечню, я чувствую смерть. Тут она повсюду. Все вокруг безжизненное. На полях ветер колышет травы, слышно пение птиц, вдали видны горы, и только жизни нет в этом пейзаже. Вся эта земля взорвана и пропитана кровью. Труднее всего находиться в Грозном. Грозный сейчас - это надгробная плита, могильный памятник городу, некогда процветавшему на этих землях. Как и положено богатому при жизни человеку,  после его смерти ставят большую и дорогую надгробную плиту. Город был превращен в руины, а теперь ему возводят надгробие.

Когда в 2000 году в Чечне шла война, я была подростком и мало смотрела телевизор. О том, что в Чечне идет война, я слышала один раз. В поселок, где я жила, привезли парня в гробу. Он тоже жил в этом поселке, и за год до этого ушел в армию,  проходить срочную службу. Тогда говорили, что машина, за рулем которой он ехал, сорвалась с горной дороги. На его похороны пришли почти все жители поселка, все плакали, и даже я, хотя не была с ним знакома. Прогремели залпы ружей, и люди потихоньку разошлись. Потом еще какое-то время говорили, что офицер, которого он вез, остался в живых, и в этом отчасти была заслуга погибшего парня, но на похороны офицер не явился. Это и было предметом разговоров и недовольства. И все. И о войне в Чечне забыли. Возможно, о ней вспоминала только мать погибшего парня, которая почти каждый день рыдала на могиле сына.


Маша, 25 лет, аспирантка факультета управления.

Когда-то я услышала слова Адама Михника: «Патриотизм определяется мерой стыда, который человек испытывает за преступления, совершенные от имени его народа».  Можно сказать, что с этой точки зрения я настоящий патриот. Меня разрывает изнутри  чувство боли и стыда за свою страну.

Слово «актуальность» для меня,  применительно к теме войны,  не совсем точное. Я бы сказала «постоянность». Постоянность этой темы объясняется тем, что ранее она воспринималась исключительно с положительной стороны: есть хорошие «мы», которые совершают геройства, партизанят, защищают идеалы, и есть плохие «они», которые пытаются «нас» захватить и поработить. Далее должна звучать пафосная музыка и что-то там про то, что «врагу не сдается наш гордый «Варяг».

А что делать, если «они» - это и есть «мы»? Что делать, если «мы» за тысячу лет существования государства просто не научились уважать самих себя? Что делать, если «они» не хотят жить, как «мы»,  и имеют на это право? Что «мы» такого сделали, что никто не хочет с нами жить в одном общем государстве?



Карина, 34 года, преподаватель русского языка как иностранного.

Я жила все это время с ощущением, что происходит что-то страшное и ужасное. И мне важно было не через газеты, не через телевидение, а в личном общении узнать, как тогда люди жили, что они чувствовали, что они испытывали, как они это пережили. Мне хотелось им в глаза посмотреть: мне всегда кажется, что откровенный разговор помогает обойти острые углы, избавиться от того, что мучает. Когда ты видишь перед собой  человека мыслящего, переживающего, страдающего, то  начинаешь относиться к его истории не как к капельке в водовороте исторических событий, а как к важной части твоей собственной жизни, которая была почему-то вытеснена из памяти и вот теперь вспоминается. И это всегда влияет на отношения между людьми, это сближает. Мне бы хотелось, чтобы чеченцы и русские начали этот путь к сближению, потому что долго находиться в  состоянии  противостояния  - просто невозможно. Боюсь, это может привести к трагедии, к очень печальным последствиям.


Дарья, 26 лет, выпускница факультета публичного права. 

Услышать правду, живую правду, которая способна изменить.

Я хочу узнать правду, то, что люди видели своими глазами, а не то, что показывали по телевидению или писали в газетах. Хочу почувствовать себя частью истории своей страны.

Это попытка сделать первый шаг в разговоре о прошлом, которое от нас тщательно скрывают. Представить другим людям, которые никогда не слышали живую историю, разное видение событий, разные ощущения и разные судьбы. Таким образом,  появится многоликая картина прошлого.






4.Информация по теме


Организации:



Сайты:



Фильмы (художественные и документальные):

  • «Кавказский пленник», реж. Сергей Бодров (старший)
  • «Три товарища», реж. Мария Новикова
  • «Чеченская колыбельная», реж. Нино Киртадзе


Фоторепортажи:



Статьи:

  • Игорь Каляпин: «Кавказские борзые»
  • Светлана Ганнушкина: «Право быть человеком»
  • Статьи и репортажи журналистиов «Новой газеты»: Анны Политковской, Аркадия Бабченко, Вячеслава Измайлова 


Книги:

  • Дневник Полины Жеребцовой; Полина Жеребцова, Детектив-Пресс, 2011
  • Россия и Чечня: история противоборства. Корни сепаратистского конфликта; Джон Данлоп (Английская версия: Russia Confronts Chechnya: Roots of Separatist Conflict), Правозащитный центр "Мемориал", Валент, 2001.
  • Чечня. Год третий; Джонатан Литтелл,  «Ад Маргинем Пресс», 2012.
  • Время Юга: Россия в Чечне, Чечня в России; Алексей Малашенко Дмитрий Тренин, Московский центр Карнеги, Гендальф,  2002.
  • Рабочие дни; Галина Ковальская, «Мемориал», 2003.





ЧИТАТЬ КНИГУ
Каждый молчит о своём: истории одной войны

ХОТИТЕ ПОМОЧЬ?

Если Вы хотите помочь беженцам или мигрантам, оказавшимся в тяжёлой жизненной ситуации, это можно сделать самыми разными способами.

Мы с радостью примем пожертвования в виде продуктов, детского питания, одежды, предметов первой необходимости, а также денежную помощь.

Вы можете принять участие в нашей работе в качестве волонтёра — если у Вас есть свободное время, а также качества, необходимые в нашей работе.


подробнее
НА ТЕБЯ НАПАЛИ

из-за национальности, веры или цвета кожи? 
Звони на телефон информационной линии!

 

Мы можем оказать: юридическую помощь (услуги адвоката), медицинскую помощь, психологическую помощь.


ВАЖНО!

ТРЕБУЕТСЯ ВАША ПОМОЩЬ!


Нужны мобильные телефоны





Помогите собрать детей-беженцев в школу




ВАКАНСИИ


Приглашаем волонтёров
для занятий русским языком
со взрослыми беженцами из Афганистана и Африки.