+7 (495) 681-18-23
+7 (495) 681-15-32
ОБЩЕСТВЕННАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПОМОЩИ ВЫНУЖДЕННЫМ МИГРАНТАМ
Помощь в цифрах

2012 год



Проведено консультаций

 

1715

Оказано содействие в защите прав

 

997 раз

Предоставлена медицинская помощь 127-и больным на сумму

 

292.095 руб.

Выдано денежных пособий 278 семьям на общую сумму

 

2.732.141 руб.

Получили одежду, обувь и другие предметы домашнего обихода (second hand)

 

около 856 семей

Занятия в Детском центре посещали

 

более 50 детей


Подробный отчёт...

Наши страницы в...




Новое видео
"Гражданское содействие"


(смотреть на Youtube)

Светлана Ганнушкина представляет книгу "Каждый молчит о своем. Истории одной войны"


(смотреть на странице материала)
Посещения
Главная » 2009 » Июль » 31 » Презентация доклада «Российское общество под контролем». Злоупотребления в ходе борьбы с экстремизмом и терроризмом.
Презентация доклада «Российское общество под контролем». Злоупотребления в ходе борьбы с экстремизмом и терроризмом.
19:23

Совместный отчёт международной миссии описывает многочисленные примеры грубейших нарушений прав человека, допущенных в ходе антитеррористических операций и борьбы с экстремизмом.

Участники пресс-конференции:


  • ГАННУШКИНА СВЕТЛАНА АЛЕКСЕЕВНА, председатель Комитета «Гражданское содействие», член Правления общества «Мемориал», член Совета по правам человека при Президенте РФ,
  • АНН Лё УЭРУ (Франция), эксперт FIDH, специалист по России, в частности, по антитеррористическим методам в рамках конфликта в Чечне,
  • ВЕРХОВСКИЙ АЛЕКСАНДР МАРКОВИЧ, директор Информационно-Аналитического центра «Сова», эксперт по вопросам, касающимся неправомерного применения антиэкстремистского законодательства,
  • РЯБИНИНА ЕЛЕНА ЗУСЬЕВНА, эксперт по работе с беженцами из Центральной Азии Комитета «Гражданское содействие».


Перед началом пресс-конференции все собравшиеся почтили память убитой в Чечне  Натальи Эстемировой. Начала пресс-конференцию С.А Ганнушкина. Она напомнила журналистам  о последних делах, которые вела Наталья Эстемирова в Чеченской республике.


Последним из них был публичный расстрел Ризвана Альбекова и похищение его сына Азиза 7 июля 2009 года. После похищения, ближе к ночи в село Ахкинчу-Борзой приехали вооружённые люди в камуфляжной форме. Неизвестные вытащили из машины Ризвана, одетого только в нижнее белье. Они спросили, помогал ли он боевикам. В ответ Ризван отрицательно покачал головой. После этого они выстрелили в него несколько раз и сказали собравшимся людям, что так произойдёт с каждым, кто будет помогать боевикам. Наталья Эстемирова вела также дела о многочисленных поджогах чеченских домов, принадлежавших родственникам и семьям, скрывшихся  в лесу террористов. Родственники боевиков, которым не удавалось уговорами или силой вернуть бежавших, несут, по мнению Рамзана Кадырова, полную за них ответственность. Методы запугивания и коллективного наказания, лишение имущества и пенсий, и даже принуждение к убийству родственников - все это использовалось и используется в ходе борьбы с боевиками и их, так называемыми, пособниками. Такими методами в Чечне борются с «террористами». «Или рекрутируют новых участников НВФ?» - спросила Ганнушкина.


По заявлению Правительства ЧР и отчетам «Мемориала», похищений в Чечне с 2007г. стало  действительно меньше,  но это лишь означает, что меньшее количество обращений поступает в правоохранительные органы и правозащитные организации, так как люди боятся за оставшихся сыновей и дочерей. Часто похищенных мужчин отпускают, но  вынуждают клясться на Коране, о том, что никто не узнает, что с ними происходило. Поэтому о многих пытках, угрозах и именах виновников правозащитные организации могут никогда не узнать. Кроме того, уже в 2008г. число зафиксированных похищений стало в полтора раза больше, чем в предыдущем, а за прошедшие полгода уже сравнялось с 2008-м годом.

Всеобщее запугивание народа Чечни и невозможность отстоять свои права ни в каких государственных органах, привело к тому, что люди стали бояться друг друга. Соседка Натальи Эстемировой, услышав раздавшийся из машина голос Наташи: «Это похищение!», не сообщила даже в «Мемориал», хотя совершенно точно знала, где работала правозащитника. По словам С.А.Ганнушкиной «страх проник в каждую клетку сознания жителей Чечни, стал составной частью личности».

В окружении Рамзана Кадырова в ответ на обвинения правозащитников заявляют, что убийство осуществили его враги в целях его дискредитации. Но в этом случае Наталью не стали бы вывозить через все блокпосты за пределы Чечни. Похитители  имели возможность сделать это, а значит, у них были соответствующие документы. Несмотря на отмену в Чечне режима КТО, каждая машина на блокпосту регистрируется, открывается багажник, и проверяются документы у пассажиров.

Далеко увезти Наташу не удалось, только потому, что  в Ингушетии в это время проводилась спецоперация и находилось много представителей различных правоохранительных структур, с которыми убийцы не рискнули встретиться.

На вопрос журналиста о том, кем ведется расследование и ведёт ли «Мемориал» свой собственный поиск виновников убийства, С.А.Ганнушкина ответила, что, к сожалению, МИД России отказал представителям ООН провести независимое расследование убийства. Это - необоснованное, но вполне ожидаемое решение. Когда сотрудники «Мемориала» в день похищения поняли, что случилось что-то страшное и бросились во все официальные органы с просьбой начать поиски Наташи, то в аппарате уполномоченного по правам одного человека в ЧР им ответили: «может быть ее похитили замуж?» и начали упрекать «Мемориал» зарывается - он чего-то требует от власти. Там считают, что власть может требовать от народа, а не наоборот. Именно коллеги Наташи нашли свидетеля похищения и установили его факт, так что начало расследованию положили именно мемориальцы.

 «У меня есть надежна на заместителя министра внутренних дел Янишевского, он считает это делом чести для себя, убийство Наташи лично задело его», - сказала Светлана Ганнушкина.

В конце своего выступления С.А.Ганнушкина сообщила о том, что в среду 23 июля произошло два важных события: был освобожден Азиз Альбеков – сын расстрелянного в Ахкинчу-Борзое Ризвана Альбекова, и вернулся в Баку Масхуд Абдуллаев, депортированный в Россию из Каира 20 июня этого года, не вышедший в зал после прилета в аэропорт «Домодедово» и в течение месяца показывавшийся в Чечне только на экранах ТВ.

Семья Масхуда уже много лет живет в Баку и находится под защитой УВКБ ООН. Его отец - Супьян Абдуллаев, с которым отношения давно прерваны, воюет в горах ЧР. Мать Масхуда - Сацита Абдуллаева была убеждена, что сына задерживают, чтобы добиться возвращения ее и остальных детей в Чечню заставить Супьяна Абдуллаева сдаться. Сацита выслала Ганнушкиной доверенность на ведение дела о возможном похищении и насильственном лишении ее сына свободы. Заявления в прокуратуру и МВД ЧР Ганнушкина направила 29 июня, реакции на них не было. 14 июля Наташа Эстемирова и Светлана Ганнушкина встречались с руководством прокуратуры, следственного комитета и органов внутренних дел Чечни и, в числе прочих дел, говорили о деле Масхуда Абдуллаева.

В понедельник 20 июля Ганнушкиной позвонил сотрудник Следственного комитета предоставил ей возможность поговорить с Масхудом по телефону. По ее просьбе а Шахман Акбулатов, сотрудник "Мемориала" в Грозном, одновременно с этим с ним в кабинете следователя. В тот же день Масхуд наконец-то позвонил по телефону матери и сказал, что планирует выехать из России в Азербайджан в ближайшую пятницу. Однако уже во вторник матери позвонили и попросили  в среду встретить сына на границе. Сациту сопровождал наблюдатель из УВКБ ООН. В три часа дня Сацита и Масхуд позвонили Ганнушкиной и сообщили, что они вместе и едут домой.

Анн Ле Уэру, эксперт международной организации по правам человека  FIDH, представила совместный с комитетом «Гражданское содействие» доклад «Российское общество под контролем». Группа международных наблюдателей работала в регионах России – на Северном Кавказе и в республике Татарстан.

По словам Анн Ле Уэру после  трагедии 11 сентября 2001 г. во многих государствах мира началась программа по борьбе с терроризмом и экстремизмом и, как следствие,  возникало множество проблем, связанных с нарушением прав человека. Россия в этом смысле не является исключением. Но опасно то, что в России фактически узаконена незаконная практика, пришедшая из опыта на Северном Кавказе  в другие регионы России: незаконное задержание, похищения, обыски, необоснованное длительное заключение под стражей, пытки, фабрикации дел, недопуск адвокатов, незаконное правосудие, требование выкупа и вымогательство. Все эти нарушения прав человека были выявлены в ходе встреч с жертвами, их родственниками, адвокатами, следователями и специалистами, ведущими независимое расследование.

Вторая сложность, с которой по сей день сталкиваются жители Северного Кавказа – длительное объявление определенного района или населенного пункта зоной  контртеррористических операций (КТО). В законе 2006г. также не установлены сроки и территориальные ограничения данных районов. Кроме того, для введения такого режима, не требуется одобрение ни Думы, ни Совета Федерации, она может быть начала руководителем такой операции. Как итог на данной территории или в населенном пункте существуют значительная угроза жизни, ограничения прав и свобод – ограничение свободы передвижения, доступа к месту проживания, контроль средств коммуникации, перекрывается доступ к любым средствам информации. Согласно закону 2006г. при вводе режима КТО становится возможным вести прослушивание телефонных разговоров и проведение масштабных проверок документов, разрешено проникать в частные жилища без ордера на обыск, налагается запрет на общественные демонстрации.

ВерховскийА. М. в свою очередь высказал опасения, что определение экстремизма в очень размыто в российском законодательстве, и чревато тем, что из-за неверных трактовок власти, общественность вводится в заблуждение. Год назад статья дагестанской газеты «Черновик», опубликовавшей цитату одного из лидера боевиков, вызвала возмущение у власти. Они потребовали прекратить деятельность газеты, а против нескольких журналистов издания было возбуждено уголовное дело в связи с экстремистскими высказываниями, выражающими враждебное отношение к сотрудникам правоохранительных органов. Сайт «Ингушетия» также многократно прекращал свою работу из-за нападок чиновников. Санкт-петербургская «Новая газета» получила предупреждение в связи с тем, что в своей одной из статей, обличающей экстремизм, процитировала слова экстремиста. Преследованиям подвергаются не только журналисты и НПО, но и религиозные меньшинства и деятели культуры и искусства. «Все, что начиналось как борьба с терроризмом  и реальной угрозой, сейчас расползлось по всем областям, и вылилось в ограничение прав и свобод», - заключает Александр  Верховский.

Елена Рябинина, эксперт по работе с беженцами из Центральной Азии, вкратце рассказала о положении «нетрадиционных» мусульманских общин в республике Татарстан и о ситуации беженцев из Центральной  Азии.

Страны ШОС (Шанханская организация сотрудничества), включающей в себя Китай, Россию, Казахстан, Таджикистан, Киргизию и Узбекистан, вырабатывают единую политику в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Несмотря на то, что Россия подписала «Конвенцию о беженцах» 1951 года, запрещающую выдавать ищущих политическое убежище людей, существует незаконная практика выдачи беженцев странам ШОС. 

В Татарстане существует реальная угроза всем «нетрадиционным» мусульманским общинам попасть под статус экстремистов и террористов только потому, что правоохранительные органы решили, что их ритуалы, обряды или литература не соответствует «традиционному» исламу. «Традиционный» ислам в определении милиции – это пятничный намаз и никаких других активных внешних признаков религиозности быть не должно. Чтобы попасть под подозрение, достаточно в процессе намаза совершить «неверное» движение руками. На самом же деле традиционного ислама быть не может, так как, во-первых, ислам трансформировался на протяжении всей своей истории, а во-вторых, в разных странах и культурах он имел свои, характерные только для него черты и традиции.

Пример таких преследований -   дело о «Хизб ут-Тахтир»  2006-2009 гг., в котором под следствие попало  12 человек. Эти люди обвиняются в попытке захвата власти по причине того, что идеология организации «Хизб ут-Тахрир» считает невозможными любые формы государственного устройства кроме халифата. Свидетелями (20 % из которых засекречены)  выступали представители УБОП, сотрудники и эксперты ФСБ. Одним из важных доказательств в причастности к незаконной деятельности было то, что часть литературы организации нашли  в детской кроватке.

Все подозреваемые прошли несколько экспертиз, в том числе психологическую и религиозную, чтобы определить, соответствует ли их взгляды традиционному исламу. В ходе проверок и общения с подозреваемыми, выяснилось, что люди подвергались пыткам, побоям и унижениям, а некоторым из них был сделан укол, повлиявший на их психологическое состояние. В результате такого следствия и допросов 12 подсудимым грозит реальное наказание - до 20 лет заключения. «Встает вопрос – действительно Россия является светским и правовым государством, если религиозные взгляды становятся причиной возбуждения уголовного дела?» - спрашивает Елена Рябинина. Сегодняшняя ситуация – полная параллель 60-70 гг., когда преследуются и наказываются не деяния, а мысли, идеи и взгляды человека.

В конце пресс-конференции последовал вопрос, что изменилось с приходом Дмитрия Медведева. Вопрос прокомментировала С.А.Ганнушкина. Основной ущерб правосудию нанесла отмена суда присяжных для антигосударственных дел, таких как террористическая деятельность, экстремизм, захват власти и т.д. Суд присяжных  давал единственный шанс вынести справедливый приговор для людей, подозреваемых в политических преступлениях. Инициатор этих изменений - Феликс Васильков, начальник Главного управления МВД, объяснил свое предложение  тем, что суд присяжных выносит слишком много оправдательных приговоров. Действительно, присяжные ассоциировали себя скорее с подозреваемыми, чем государством и поэтому могли принять независимое решение. «Отмена суда присяжных – зеленый свет некомпетентному и некачественному следствию, - заявила Светлана Ганнушкина. Я однажды слышала реплику судьи – мне надоели эти сказки Прокуратуры. А 12 человек тем более не захотят слушать эти сказки.


Категория: События | Просмотров: 2869 | | Теги: мероприятия


ЧИТАТЬ КНИГУ
Каждый молчит о своём: истории одной войны

ХОТИТЕ ПОМОЧЬ?

Если Вы хотите помочь беженцам или мигрантам, оказавшимся в тяжёлой жизненной ситуации, это можно сделать самыми разными способами.

Мы с радостью примем пожертвования в виде продуктов, детского питания, одежды, предметов первой необходимости, а также денежную помощь.

Вы можете принять участие в нашей работе в качестве волонтёра — если у Вас есть свободное время, а также качества, необходимые в нашей работе.


подробнее
НА ТЕБЯ НАПАЛИ

из-за национальности, веры или цвета кожи? 
Звони на телефон информационной линии!

 

Мы можем оказать: юридическую помощь (услуги адвоката), медицинскую помощь, психологическую помощь.


ВАЖНО!

ТРЕБУЕТСЯ ВАША ПОМОЩЬ!


Нужны мобильные телефоны





Помогите собрать детей-беженцев в школу




ВАКАНСИИ


Приглашаем волонтёров
для занятий русским языком
со взрослыми беженцами из Афганистана и Африки.