+7 (495) 681-18-23
+7 (495) 681-15-32
ОБЩЕСТВЕННАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПОМОЩИ ВЫНУЖДЕННЫМ МИГРАНТАМ
Помощь в цифрах

2012 год



Проведено консультаций

 

1715

Оказано содействие в защите прав

 

997 раз

Предоставлена медицинская помощь 127-и больным на сумму

 

292.095 руб.

Выдано денежных пособий 278 семьям на общую сумму

 

2.732.141 руб.

Получили одежду, обувь и другие предметы домашнего обихода (second hand)

 

около 856 семей

Занятия в Детском центре посещали

 

более 50 детей


Подробный отчёт...

Наши страницы в...




Новое видео
"Гражданское содействие"


(смотреть на Youtube)

Светлана Ганнушкина представляет книгу "Каждый молчит о своем. Истории одной войны"


(смотреть на странице материала)
Посещения
Главная » 2013 » Июль » 16 » Депортировать... за того парня
Депортировать... за того парня
13:11

УФМС по г.Москве нарушает права беженца, а суд выступает послушным орудием беззакония


Беженец по рождению

Истории беженцев часто бывают покруче любого детектива. Афганец Саид Мохаммад (имя изменено) стал беженцем в 2 или 3 года, когда его отец вывез свою семью в Иран.  Семья была бедной:  родители неграмотные, семеро детей, отец зарабатывал, где придется. Саиду же после школы представилась исключительная возможность. В Иране афганских беженцев в вузы не принимали, но афганская партия «Вахдат», имевшая представительство в Иране, получила от правительства Азербайджана разрешение прислать на учебу в Медицинский университет им. Нариманова в Баку несколько молодых афганцев и  распределяла эти места среди желающих (не бесплатно).  У Саида денег не было, но его состоятельный друг согласился оплачивать расходы, связанные с учебой в Баку, с тем, чтобы, получив образование, тот вернул ему долг.

Саид проучился в Баку четыре года, а потом его друг-спонсор погиб в автокатастрофе.  Вернуться ни с чем в Иран к семье, которая возлагала на него все надежды, он не мог. Да Иран скорее всего и не впустил бы его обратно: одним беженцем меньше... В Афганистане -  никого и ничего. По совету знакомых, поехал в Москву в надежде заработать на продолжение образования. Но куда устроишься без документов?  В миграционной службе Москвы тогда беженцев вообще не принимали. Пошел в УВКБ — там тоже отказали.  Через некоторое время опять туда пошел, назвался другим именем, рассказал почти то же самое -  и ему дали справку-направление в миграционную службу.  Эта справка — не документ, и обращаться в  МС было бесполезно, но Саид, как и многие мигранты считал, что это все же лучше, чем совсем ничего.

Как и большинство афганцев, работал грузчиком на рынке, зарабатывал только на ночлег и еду, отложить на учебу ничего не удавалось.  И  тогда Саид, как он сам признает, сделал глупость: попытался по  чужому паспорту вылететь в Западную Европу.  Его задержали в Шереметьево за попытку незаконно пересечь границу.  Да еще у него в чемодане нашли нунчаки, принадлежавшие погибшему другу,  которые он хранил в память о нем.  Саид считал, что нунчаки - просто спортивный снаряд, а оказалось, что это — холодное оружие. В  результате он был осужден   на  7 месяцев лишения свободы.

В конце 2006 года Саида вновь задержали  — на этот раз за отсутствие визы и регистрации -  и в апреле 2007 года  депортировали в  Афганистан.


Афганское ноу-хау:
политическое убийство, замаскированное под теракт

Саид чувствовал себя на родине совершенным иностранцем: ни родных, ни знакомых, ни малейшего представления о местной жизни. Ему бы пришлось очень туго, если бы один из московских знакомых не нашел в Кабуле человека, который согласился одолжить Саиду денег на первое время. Саид снял комнату и поступил на курсы, где  ремеслу журналиста обучают  за 20 дней (!). После этого устроился внештатным корреспондентом в газету «Рахи ниджад» -  и уже через 2 месяца его не только взяли в штат, но и назначили парламентским корреспондентом. (Что говорит не только о способностях Саида, но и об остром дефиците квалифицированных кадров). 

В  начале ноябре 2007 года Саид вошел в группу журналистов, сопровождавших членов парламентской Комиссии общественной экономики в поездке на север страны для изучения экономической ситуации.   Делегация состояла из 6 депутатов во главе с лидером парламентской оппозиции Саед Мустафа Казими.   6 ноября члены комиссии должны были присутствовать на церемонии открытия сахарного завода в г.Пули-Хумри в провинции Баглан. Журналисты задержались, чтобы взять интервью у губернатора, и выехали на завод несколько позже членов комиссии. По дороге они узнали о том, что во время церемонии  произошел теракт. 

Саид с другими журналистами поспешил туда -  то, что они увидели, не поддавалось описанию: хаос, паника, множество погибших и раненых. Саид и  его товарищи были в шоке, плакали, не знали, что делать.  Ни полиции, ни врачей не было. Сначала помогать раненым стали местные жители, полицейские  и медики появились позже. Саид и другие журналисты начали снимать — не имея опыта работы в таких обстоятельствах, фотографировали, что попало.  В это время из иномарки без номеров вышел человек с камерой и сказал, что он - сотрудник  службы безопасности, и предложил свою помощь.  Саид и его товарищи никого там не знали, у них не было своей автомашины, поэтому они попросили его отвезти их в местную больницу, куда доставляли погибших и раненых.  По дороге эсбэшник попросил журналистов отдать ему свои снимки, но они отказались, так как не знали  точно, с кем имеют дело.

На следующий день после обеда журналистов в сопровождении полиции отправили в Кабул.  По приезде Саид отдал свой фотоаппарат в редакцию:  у него не было своего компьютера, чтобы сбросить снимки.  Он быстро написал репортаж о теракте и хотел  проиллюстрировать его своими фотографиями. Но главный редактор сказал, что его снимки будут напечатаны на следующей неделе вместе с большим материалом, посвященным теракту. Репортаж Саида был опубликован с купюрами: были вырезаны критические высказывания  и вопросы в адрес правоохранительных органов, не принявших никаких мер для предотвращения теракта. 

Через несколько дней Саиду позвонили из службы безопасности и сказали, что он должен принести свои фотографии с места взрыва. Саид сообщил об этом главному редактору, но тот ответил, что из-за неполадок с компьютером все его снимки пропали.  Сотрудники службы безопасности приходили в редакцию, но  и после разговора с редактором продолжали требовать, чтобы Саид отдал им свои  снимки: они не верили, что у него не остались копий, угрожали арестом. 

Вскоре Саиду позвонил неизвестный и  потребовал отдать  эти снимки ему, угрожал, сказал, что знает, где он живет. Потом Саида остановили на улице двое неизвестных  и тоже просили у него эти снимки. Эти люди были в гражданской одежде, они сказали, что не связаны с государством и что в  «Рахи  ниджад» им сказали, что Саид свои снимки  в редакцию не отдавал. Саид пошел к главному редактору, но тот сказал, что он должен сам о себе позаботиться: газета для него ничего сделать не может.  

Тогда Саид стал понимать, что ситуация с этим терактом — особенная. Это был самый крупный теракт в истории Афганистана: в результате подрыва смертника погибли 6 депутатов, в том числе глава депутатской комиссии, спикер парламентской оппозиции, лидер Национального фронта Афганистана Саед Мустафа Казими и около 100 рядовых граждан, среди которых были дети (местные власти привели на открытие завода школьников, которые должны были приветствовать членов парламента).  Но дело не только в масштабе этого события. Необычным было то, что никто не взял на себя ответственность за этот теракт. Даже талибы, вопреки своему обыкновению, не воспользовались возможностью продемонстрировать свое могущество, приписав себе столь крупный теракт.  Высказывалось предположение, что в форме теракта  было совершено политическое убийство одного из самых ярких лидеров оппозиции. Говорили, что, возможно, кто-то из правительства свел счеты с Казими, который серьезно занимался экономическими вопросами, критиковал членов правительства, которые эксплуатируют природные ресурсы страны в личных целях.  Так, были подозрения, что прибыль от цементного завода в  Баглане уходит в руки высокопоставленных чиновников, упоминалось имя брата Карзая, Махмуда.  Деятельность комиссии Казими могла повредить высокопоставленным чиновникам.

После разговора с главным редактором Саид стал вести себя более осторожно: сменил номер телефона, старался меньше появляться на улице, перестал ходить в парламент,  свои статьи передавал в редакцию через знакомых. Попытался в Кабуле получить визу в Иран — не получилось, поехал в Герат в надежде получить визу там — с тем же результатом. 

Вернувшись  в Кабул,  Саид возобновил работу в газете. Он надеялся, что опасность миновала.  Но на новый номер ему опять стали звонить с требованием отдать фотографии.  Тогда он ушел из газеты, опять поехал в Герат:  хотел попробовать нелегально перебраться оттуда в Иран, но узнал, что иранские пограничники стали расстреливать нарушителей прямо  на границе. Пришлось вернуться  в Кабул.  

Осенью 2008г. Саид начал работать в  газете «Нухост дейли». Сначала переводил для этого издания статьи с русского языка. В январе 2009г. Саида взяли в штат. Он  рассказал новым коллегам о своих проблемах,  и ему разрешили  в целях безопасности ночевать в редакции. Но он совершил ошибку: начинающий журналист, он  хотел стать известным и потому подписывал свои статьи настоящим именем. Однажды его под каким-то предлогом вызвали из редакции — и двое неизвестных опять потребовали фотоматериалы по взрыву. Дали понять, что отказ грозит ему серьезными последствиями.

Вот тогда Саид, несмотря на 5-летний запрет, решил ехать в Россию и просить там убежища. Нашел в Мазари-Шариф людей, которые зарабатывают нелегальными перевозками в Россию, и с их помощью в апреле 2009 года прибыл в Москву.  


Москва слезам не верит

По приезде в Москву Саид вновь встал на учет  в УВКБ ООН, но идти в миграционную службу  долго не решался: боялся, что депортируют.  И боялся не зря. Когда он пришел в УФМС по г.Москве в  сопровождении юриста нашей организации, чтобы подать ходатайство о признании беженцем, там им  прямо заявили, что если Саид будет настаивать на приеме у него ходатайства о признании беженцем, она вызовет иммиграционный контроль, чтобы его депортировали. Ссылки адвоката на то, что высылка лица, ищущего убежище, - это нарушение фундаментального принципа международного права и федерального закона «О беженцах» - действия не возымели. 

Только после писем в ФМС России от нашей организации и из УВКБ ООН Московская миграционная служба приняла у Саида ходатайство о статусе беженца. Но в статусе отказала: ему припомнили все его старые грехи, о которых он сам честно рассказал на собеседовании в миграционной службе (использование чужого имени,  привлечение к уголовной ответственности,   депортация 2007г.), а в  вопросе о том, есть ли у него риск преследования в Афганистане, - главном вопросе для принятия  решения о предоставлении статуса, - разбираться вообще не стали.

Жалобы на решение УФМС по г.Москвы в ФМС России и в суд ничего не дали: ФМС, не утруждая себя аргументами, подтвердила решение своего тероргана (то есть территориального органа, такое угрожающее сокращение используют в ФМС), а суд, как обычно в спорах между беженцем и миграционной службой, встал на сторону последней.

Саиду  оставалось одно — попросить о предоставлении временного убежища. Это гуманитарный статус, который в России может быть предоставлен тем, кто не признан беженцем, но кого, тем не менее, негуманно высылать на родину.

В конце апреля Саиду позвонили из миграционной службы и  пригласили придти в отдел по беженцам на Кирпичной улице за решением по его заявлению о предоставлении убежища. Саид пришел, не подозревая, что ему приготовлена западня.  Как только он расписался в получении решения, к нему подошли два сотрудника УФМС и сказали, что он задержан для проверки. Он успел нам позвонить и сообщить об этом, но  сразу после этого его телефон перестал отвечать. Мы обратились к руководству  УФМС по г.Москве. Спустя  несколько часов нам сообщили, что административное дело в отношении Саида было передано в суд: что за дело и в какой суд - пояснить не смогли  или не захотели. Так что Саид и мы были лишены возможности привлечь для участия в этом деле адвоката.

Из отдела по беженцам Саида отвезли в ОУФМС  по Восточному административному округу Москвы, где ему сообщили, что его отпечатки пальцев совпадают с отпечатками пальцев гражданина Пакистана, которого тоже зовут Саид Мухаммад и который 16 октября 2008 года въехал в РФ с религиозной целью, проживал в Саратовской области без постановки на миграционный учет и не выехал из РФ по истечении срока действия визы  в декабре  того же года, за что его, то есть нашего Саида привлекают к административной ответственности.  Саид объяснял, что он из Афганистана, что  приехал не в октябре 2008г.  по визе, а в апреле 2009 года нелегально, что приехал в Россию в поисках убежища, а не с религиозной целью, и никогда не был в Саратовской области, -  но все тщетно. Саид отказался подписать протокол об административном правонарушении, что, конечно, не помешало отправить его дело в Измайловский районный суд.

Судья П-ва, так же, как сотрудники ОУФМС Восточного округа, пропустила  мимо ушей все объяснения Саида и  даже  написала в своем постановлении прямо противоположное -  будто он в суде «пояснил, что  в Российскую Федерацию 16.10.2008 с религиозной целью», то есть фальсифицировала показания привлекаемого к административной ответственности. 

И эта ложь  в постановлении Измайловского суда -  не единственная. Там также сказано, что виновность привлекаемого к административной ответственности подтверждается дактокартой, установившей, что отпечатки пальцев Саид Мохаммада, прибывшего в октябре 2008 года  из Пакистана, совпадают с отпечатками Саид Мохаммада из Афганистана. Между тем, в материалах судебного дела  никаких доказательств совпадения отпечатков пальцев этих двух людей не содержится.

По поводу доводов Саида, что он находится в России легально, так как обратился за убежищем, и процедура рассмотрения его заявления еще не закончена, судья П-ва написала, что это  не так, поскольку 26 апреля ему было отказано в предоставлении временного убежища. О том, что отказом миграционной службы процедура принятия решения по вопросам убежища не заканчивается, что окончательное решение выносит апелляционная инстанция суда, - судья либо не знала этого, либо сознательно пошла на нарушение  статей 32 и 33  Конвенции 1951 г. о статусе беженцев и  статьи 10 федерального закона «О беженцах»  и приговорила его к выдворению и помещению в Центр содержания иностранных граждан (ЦСИГ) до  исполнения решения о выдворении.

Саида повезли в ЦСИГ, однако администрация этого учреждения  отказалась его принять в виду очевидного расхождения персональных данных  лица, указанного в постановлении Измайловского суда, с данными Саида, содержащимися в его документах, в том числе в  решении УФМС России по г.Москве по его заявлению о предоставлении временного убежища.  Саида опять отвезли в ОУФМС Восточного округа, где у него незаконно изъяли все бумаги, кроме постановления Измайловского суда, после чего его вновь доставили в ЦСИГ, где на этот раз он был принят без возражений.

Оставалась последняя, хотя и очень слабая надежда, что Мосгорсуд отменит лживое и беззаконное постановление Измайловского суда. 

Правосудие по административным делам  у нас творится быстро: 5 минут — и готово. Поэтому адвокат Роза Магомедова на заседании Мосгорсуда, волнуясь, что  не успеет сказать все, торопливо перечисляла свои доводы.  Сказала про то, что Измайловский суд  не выполнил свою безусловную обязанность — не установил личность лица, привлекаемого к  ответственности, что никаких доказательств совпадения отпечатков пальцев Саида Мохаммад и его тезки-пакистанца в материалах дела нет,  но при  этом имеются доказательства, что в то время,  когда этот пакистанец нарушал правила пребывания в России, ее подзащитный  еще был в Кабуле и продолжал работать на  свою газету.

В какой-то момент  в скучающем взгляде судьи блеснула искра интереса: «Так Вы утверждаете, что это другой человек?». И постановила отложить заседание и  в следующий раз доставить   Саида в суд для установления личности.  Мы подумали: это - хороший знак. Ведь обычно Мосгорсуд просто штампует решения районных судов, из-за чего за ним давно закрепилось прозвище «Мосгорштамп».

Но чуда не произошло. Миграционная служба, которая должна была доставить Саида в суд, просто проигнорировала требование  судьи. А судья таким пренебрежением нисколько не обиделась. Скорее восприняла это как сигнал, что проявлять независимость и самостоятельность ей в этом деле не следует. И проштамповала постановление Измайловского суда.

Разумеется, мы продолжим обжалование - вплоть до Европейского суда. Но решение о выдворении Саида вступило в силу, и теперь он может быть выдворен, как только Посольство Афганистана выдаст ему свидетельство о возвращении. А если  в афганском посольстве отнесутся к запросу из ЦСИГ  внимательно и откажутся выдать свидетельство  гражданину другого государства, то Саид застрянет за решеткой на неопределенный срок. 

Напрашивается вопрос: почему с Саидом так поступили? Зачем нужно было  фальсифицировать дело, выдавая одного человека за другого, нарушать наши законы и  международные обязательства? Чем  и кому  так «насолил» этот несчастный афганец? Неужели дело в тех старых грехах Саида — попытке покинуть нашу страну с чужим паспортом и нунчаками друга в чемодане?  

Но вот недавно та же история произошла с другим афганским беженцем, за  которым таких грехов не  водилось: его также задержали в момент получения отказа во временном убежище и отправили на депортацию. На вопрос адвоката «По какому праву?» в отделе по беженцам УФМС по г.Москвы ответили: «По распоряжению директора ФМС Ромодановского». А распоряжение для наших чиновников, как известно, выше закона и тем более — международных обязательств.


Елена Буртина

12 июля 2013г.




Категория: События | Просмотров: 883 |


ЧИТАТЬ КНИГУ
Каждый молчит о своём: истории одной войны

ХОТИТЕ ПОМОЧЬ?

Если Вы хотите помочь беженцам или мигрантам, оказавшимся в тяжёлой жизненной ситуации, это можно сделать самыми разными способами.

Мы с радостью примем пожертвования в виде продуктов, детского питания, одежды, предметов первой необходимости, а также денежную помощь.

Вы можете принять участие в нашей работе в качестве волонтёра — если у Вас есть свободное время, а также качества, необходимые в нашей работе.


подробнее
НА ТЕБЯ НАПАЛИ

из-за национальности, веры или цвета кожи? 
Звони на телефон информационной линии!

 

Мы можем оказать: юридическую помощь (услуги адвоката), медицинскую помощь, психологическую помощь.


ВАЖНО!

ТРЕБУЕТСЯ ВАША ПОМОЩЬ!


Нужны мобильные телефоны





Помогите собрать детей-беженцев в школу




ВАКАНСИИ


Приглашаем волонтёров
для занятий русским языком
со взрослыми беженцами из Афганистана и Африки.