+7 (495) 681-18-23
+7 (495) 681-15-32
ОБЩЕСТВЕННАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПОМОЩИ ВЫНУЖДЕННЫМ МИГРАНТАМ
Помощь в цифрах

2012 год



Проведено консультаций

 

1715

Оказано содействие в защите прав

 

997 раз

Предоставлена медицинская помощь 127-и больным на сумму

 

292.095 руб.

Выдано денежных пособий 278 семьям на общую сумму

 

2.732.141 руб.

Получили одежду, обувь и другие предметы домашнего обихода (second hand)

 

около 856 семей

Занятия в Детском центре посещали

 

более 50 детей


Подробный отчёт...

Наши страницы в...




Новое видео
"Гражданское содействие"


(смотреть на Youtube)

Светлана Ганнушкина представляет книгу "Каждый молчит о своем. Истории одной войны"


(смотреть на странице материала)
Посещения
Главная » 2012 » Сентябрь » 27 » Фабрикация уголовных обвинений. Вчера, сегодня, завтра? Дело Муртазалиевой, дело Муродовых, дело Юсупова, дело Бисултанова
Фабрикация уголовных обвинений. Вчера, сегодня, завтра? Дело Муртазалиевой, дело Муродовых, дело Юсупова, дело Бисултанова
02:08
 
13 сентября 2012 года в Независимом пресс-центре состоялась пресс-конференция Комитета «Гражданское содействие», посвященная непрекращающейся практике фабрикации уголовных дел против невиновных граждан.

Председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина рассказала об уникальном деле Зары Муртазалиевой, отсидевшей восемь с половиной лет за ложное обвинение в терроризме и вышедшей на свободу в начале сентября.

«У нас нет объективного следствия – следователю любой ценой нужно передать дело в суд, создав наиболее правдоподобную версию произошедшего. И в суде независимости не осталось. Судебная система просто принимает заказ. Поэтому у нас фактически нет оправдательных приговоров», - сказала она.

В деле Муртазалиевой следствие доказало невиновность подозреваемой, но вынужденная прикрывать ошибки своих сотрудников ФСБ довела дело до крайне жесткого приговора, подчеркнула Ганнушкина. Напомним, уроженка Наурского района Чеченской Республики Зара Муртазалиева, 1983 г.р., студентка Лингвистического университета г.Пятигорска, приехала в Москву в сентябре 2003г. В Москве Зара поступила по конкурсу на работу в страховую компанию, в институте перевелась на заочную форму обучения. С ней познакомились и подружились москвички Анна Куликова и Дарья Воронова, незадолго до того принявшие ислам.

Спустя короткое время Зара, Аня и Даша решили пожить самостоятельно. В это время Зара познакомилась со своим земляком - сотрудником УБОП ГУВД г.Москвы Саидом Ахмаевым, который «случайно» оказался в отделении милиции, куда доставили Зару для проверки регистрации. Ахмаев стал всячески помогать девушке и предложил ей бесплатную квартиру в общежитии МВД. Впоследствии оказалось, что Саид Ахмаев выполнял задание своего руководства, а квартира, куда он их поселил, была предварительно оборудована аудио и видео записывающей аппаратурой.

Вечером 4 марта 2004г. Зара была задержана около своей работы на площади Ногина. Зара немедленно позвонила своему «другу» Ахмаеву, чем вызвала смех задерживающих.  Почему-то ее доставили в ОВД «Проспект Вернадского». Там у нее сняли отпечатки пальцев и отправили мыть руки. После возвращения Заре было предложено открыть сумочку и вынуть содержимое. Заметив, что за время ее отсутствия сумка увеличилась в объеме и не закрывается до конца, девушка отказалась к ней прикасаться. Тогда сотрудники милиции сами изъяли из ее сумки два брикета в фольге, которые оказались упаковками, содержащими 196г взрывчатого вещества «Пластит-4». Зара не прикасалась к брикетам и сразу же заявила, что они ей не принадлежат. Смывы с ее рук не сделали, с оберток не сняли отпечатки пальцев, а позже обертки были уничтожены. В протоколе задержания местом задержания был назван район Проспекта Вернадского, а причиной – выражение лица идущей по улице Зары.  

Однако Зара Муртазалиева была заключена под стражу и против нее было возбуждено уголовное дело по ст.222, ч.1 УК РФ о незаконном приобретении, хранении и перевозке взрывчатых веществ. По окончании следствия Заре Муртазалиевой было предъявлено обвинение по ряду статей УК РФ:

ст.30 ч.1  –  приготовление к преступлению и покушение на преступление;
ст.205 ч.1  –  терроризм; наказывается лишением свободы на срок от 8 до 12 лет;
ст.205’ч.1  –  вовлечение в совершение преступлений террористического характера;
наказывается лишением свободы на срок от 4 до 8 лет;
ст.222 ч.1  -  незаконное приобретение, и хранение и перевозка взрывчатых веществ; максимальное наказание – лишение свободы на срок до 4 лет.

В качестве доказательств «преступных намерений» Муртазалиевой взорвать эскалатор в торговом комплексе «Охотный Ряд» и вовлечь подруг в террористическую деятельность приводились расшифровки аудио и видео записей бесед девушек на самые разные темы, в том числе, касающиеся ислама и отношения к войне в Чечне, а также фотографии, на которых, среди прочих сюжетов, в кадры попал и упомянутый эскалатор.

17 января 2005г. приговором Московского городского суда Зара Хасановна Муртазалиева была признана виновной по ст.30 ч.1, ст. 205, ч. 1, ст. 205 прим, ч.1 и ст. 222 ч. 1 УК РФ и приговорена к 9 годам лишения свободы.
 
Суд исказил показания председателя Комитета «Гражданское содействие», члена Совета при Президенте России по правам человека С.А.Ганнушкиной, которая говорила о том, что В.М.Куликова, мать одной из подруг обвиняемой, обратилась к ней, ища защиты от жесткого давления, оказанного следствием на нее и ее дочь. Показания самой В.М.Куликовой, повторно явившейся в судебное заседание и подтвердившей все, сказанное С.А.Ганнушкиной, также были проигнорированы.

И, наконец, суд не счел оправдывающим обстоятельством отмеченный приглашенным ПЦ «Мемориал» адвокатом Владимиром Константиновичем Суворовым факт, что спецслужбы, которые непрерывно «вели» Муртазалиеву в течение двух месяцев, не обнаружили ее связей с какими-либо лицами, имеющими отношение к террористической деятельности. Якобы обнаруженный у обвиняемой «Пластит-4» согласно приговору был передан ей «неустановленными лицами в неустановленном месте и в неустановленное время». Обвинение не нашло более убедительных доказательств преступных намерений Муртазалиевой, чем аудиокассета с записями песен Владимира Высоцкого и известного в Чеченской Республике барда Тимура Муцураева и несколько любительских фотографий плохого качества, отобранных следствием из целиком отснятой девушками пленки.

17 марта 2005г. в 10.00 Верховный Суд своим определением оставил в силе все обвинения против Зары Муртазалиевой. В связи с некоторыми изменениями законодательства срок наказания был снижен до 8,5 лет.

В сентябре 2005г. адвокат Суворов подал по делу Зары Муртазалиевой жалобу в Европейский Суд по правам человека. После преждевременной смерти Владимира Константиновича Суворова представителем Зары в Европейском суде стал сотрудник ПЦ «Мемориала» Кирилл Коротеев.

Как сказал адвокат Суворов, дело Зары Муртазалиевой отличается от множества других дел, в которых вина осужденного не была доказана, тем, что в случае Зары в процессе следствия со всей определенностью была доказана ее невиновность.

Координатор проекта «Защита прав трудовых мигрантов» Комитета «Гражданское содействие» Анастасия Денисова рассказала о делах с массовым подбросом наркотиков в подмосковной Балашихе. Это дела Муродбека и Зайнуры Муродовых, Амрихудо Тошова и Изатшохи Икроми. Сотрудники полиции задержали их 28 сентября 2011 года в квартирах, где они проживали. Квартиры и всех жильцов обыскали, после чего доставили в ОВД г.Балашихи. Ночью всем, в том числе беременной Зайнуре, сотрудники полиции надели пакеты на голову и положили пакетики с наркотиками в карманы. За освобождение потребовали выкуп.

Родственники и друзья задержанных смогли принести только часть суммы, полицейские забрали деньги, но никого не выпустили. Против всех четверых были возбуждены уголовные дела по статье 228 УК РФ. При предъявлении обвинения не присутствовал переводчик, задержанным не разъяснялись права и суть происходящего с ними.

Суд неоднократно возвращал все дела в прокуратуру на доработку, рассмотрение началось только в феврале 2012 года. Свидетелями во всех процессах выступили: оперуполномоченный уголовного розыска Балашихинского ОВД капитан Михаил Капранов, сотрудник полиции Антон Куртеев, понятой Суворов. Второй понятой в суд не явился, его показания и показания Суворова были написаны под копирку – слово в слово. Показания Капранова и Куртеева были очень неполными – сотрудники ссылались на то, что обстоятельства дела ими забыты.

При допросе свидетеля Куртеева подсудимый Тошов сообщил суду, что этот человек участвовал в подбросе наркотиков, однако это не было учтено судом.

Муродова содержалась на протяжении шести месяцев в условиях СИЗО г.Серпухова сначала беременная (период с конца сентября по начало января), затем с грудным ребенком (в течение января – марта). Было отправлено 2 запроса в связи с ее беременностью на имя начальника СИЗО, который ответил, что З.Муродова вполне может содержаться под стражей. На суде она неоднократно сообщала, что в условиях СИЗО ее ребенок ежедневно подвергается опасности, так как в камере плохие санитарные условия, а также в СИЗО находились больные туберкулезом.

Муродов и Икроми получили наказание в виде лишения свободы сроком на три года в колонии общего режима, Муродова – три года с отсрочкой на 14 лет (до достижения 14-летнего возраста ее родившейся в СИЗО дочери), Тошов приговорен к восьми годам лишения.

Адвокат Роза Магомедова поделилась историей своего подзащитного Малхо Бисултанова, которая еще не окончена и еще есть шанс развалить сфабрикованное сотрудниками полиции дело. Бисултанов был задержан 25 ноября 2011 года на территории «Мосфильма». При личном досмотре в помещении ОМВД России по району Раменки г.Москвы у него был «обнаружен» пакет с 20 свертками амфетамина общей массой 14,39гм. Личный досмотр производился в рамках административного производства, что предполагает совершение Бисултановым административного правонарушения, однако материалов по данному факту нет. Более того - он ничего не успел совершить, так как на территорию «Мосфильма» прошел по выписанному на его имя пропуску, но неожиданным ударом в голову был нокаутирован, потеряв на неопределенное время сознание.

Бисултанов по приглашению некоего Шереметьева, с которым за несколько месяцев до задержания начал переписываться в Одноклассниках, приехал на Мосфильм на съемки с Украины, пересек две границы, с вокзала поехал на Мосфильм, что подтверждает у него наличие единственной цели - это съемки в кино, обещанной Шереметьевым, оказавшимся оперативным сотрудником полиции. Никакой причастности Бисултанова к обороту наркотических и психотропных средств нет. В настоящее время достоверно установлено, что Бисултанов задерживался по отдельному поручению следователя в рамках уголовного дела, по которому он проходит в качестве свидетеля, а не в статусе подозреваемого, как указано в постановлении о возбуждении уголовного дела от 26 ноября 2011 года.

Бисултанов обратился с заявлением на противоправные действия сотрудников милиции. В возбуждении уголовного дела было отказано. Отказ от 21 марта 2012 года обжалуется в Следственном комитете РФ по г.Москве. В отношении Бисултанова избрана мера пресечения в виде заключения под стражу до 11 мая 2012г.

Адвокат Абу Гайтаев также рассказал о делах, решения по которым еще не приняты. По первому делу проходит Рамзан Шайхаев, задержанный 29 февраля 2012 года по подозрению в разбойном нападении на хозяйственный объект в Химках. 7 марта в жилище Шайхаева был произведен обыск, в результате которого были изъяты обрез охотничьего ружья, пневматический пистолет, предмет, похожий на гранату, и многое другое.

Следствие пыталось установить причастность Шайхаева к разбойному нападению в Химках, но не нашло ни одного доказательства этому. Подброс оружия человеку, находящемуся под круглосуточным наблюдением правоохранительных органов ввиду строгого соблюдения им мусульманских предписаний, что уже с точки зрения силовых структур  характеризует его как потенциально опасного человека, несомненно преследовал цели «привязать» Шайхаева к основному «химкинскому» делу.

Ни одного факта о причастности Шайхаева к разбою за 6 месяцев не было обнаружено и представлено. Само обвинение предъявлено в спешке, без присутствия адвоката. Мотивы преследования Шайхаева непонятны. Правоохранительные органы хорошо знают его. С ним часто проводились профилактические беседы. Известно, что он является противником вооруженного сопротивления на Северном Кавказе. У Шайхаева двое малолетних детей. Он знал некоторых убитых и задержанных по «химкинскому» делу о разбое, но не имеет никакого отношения к нему. Возможно, правоохранительные органы, по телевидению заявившие о раскрытии какой-то разветвленной экстремистской сети под руководством Шайхаева (одно его изображение с метровой бородой должно развеять все сомнения в обратном), теперь не желают признавать нелепость своих высказываний и гипотетических подозрений.
     
По второму делу в группе обвиняемых другой подзащитный Гайтаева – Мелик Юсупов. 13 марта 2011 года на территории, где располагались складские помещения ООО «Бренвер» были задержаны нанятые для погрузки товаров работники. Против них было возбуждено уголовное дело по факту разбойного нападения. Задержанным обвинение предъявлено не было, так как следствие не нашло в их действиях состава уголовного преступления. Было возбуждено административное производство по факту нелегального пребывания на территории РФ, однако через несколько дней всех задержанных доставили в г.Владимир и предъявили обвинении в совершении 3 марта 2011 года другого разбойного нападения: на домовладение некой гражданки Цыцыной  в городе Владимире, в результате которого потерпевшим причинен ущерб в размере 14 701 693 рублей.

Незнакомые друг с другом люди, никогда не бывшие прежде во Владимире, были представлены следствием как организованная преступная банда. Все обвинение построено на показаниях потерпевшей и членов ее семьи, которые были допрошены только после задержания и доставления наших подзащитных во Владимир, хотя преступление якобы было совершено за две недели до этого.

Все опознания проводились без адвокатов, без переводчика, статисты повторялись, в связи с чем прокуратурой некоторые опознания признаны недопустимыми доказательствами, причем выборочно, хотя нарушения были абсолютно одинаковыми и по другим опознаниям. Никаких данных «биллингов», распечаток входящих и исходящих звонков с телефонов обвиняемых, подтверждающих версию обвинения об их причастности к разбою, не представлено.

Председательствующий судья А.Смирнов несколько раз получал отводы от защиты обвиняемых. Ход судебного разбирательства свидетельствует о заранее принятом судом обвинительном решении. Нет никаких сомнений, что судья, прокурор, потерпевшая понимают, что преследуют невиновных.


 
    

Категория: События | Просмотров: 1529 |


ЧИТАТЬ КНИГУ
Каждый молчит о своём: истории одной войны

ХОТИТЕ ПОМОЧЬ?

Если Вы хотите помочь беженцам или мигрантам, оказавшимся в тяжёлой жизненной ситуации, это можно сделать самыми разными способами.

Мы с радостью примем пожертвования в виде продуктов, детского питания, одежды, предметов первой необходимости, а также денежную помощь.

Вы можете принять участие в нашей работе в качестве волонтёра — если у Вас есть свободное время, а также качества, необходимые в нашей работе.


подробнее
НА ТЕБЯ НАПАЛИ

из-за национальности, веры или цвета кожи? 
Звони на телефон информационной линии!

 

Мы можем оказать: юридическую помощь (услуги адвоката), медицинскую помощь, психологическую помощь.


ВАЖНО!

ТРЕБУЕТСЯ ВАША ПОМОЩЬ!


Нужны мобильные телефоны





Помогите собрать детей-беженцев в школу




ВАКАНСИИ


Приглашаем волонтёров
для занятий русским языком
со взрослыми беженцами из Афганистана и Африки.