+7 (495) 681-18-23
+7 (495) 681-15-32
ОБЩЕСТВЕННАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПОМОЩИ ВЫНУЖДЕННЫМ МИГРАНТАМ
Помощь в цифрах

2012 год



Проведено консультаций

 

1715

Оказано содействие в защите прав

 

997 раз

Предоставлена медицинская помощь 127-и больным на сумму

 

292.095 руб.

Выдано денежных пособий 278 семьям на общую сумму

 

2.732.141 руб.

Получили одежду, обувь и другие предметы домашнего обихода (second hand)

 

около 856 семей

Занятия в Детском центре посещали

 

более 50 детей


Подробный отчёт...

Наши страницы в...




Новое видео
"Гражданское содействие"


(смотреть на Youtube)

Светлана Ганнушкина представляет книгу "Каждый молчит о своем. Истории одной войны"


(смотреть на странице материала)
Посещения
Главная » 2014 » Январь » 6 » Освобожденные из рабства едут домой. Почти новогодняя сказка
Освобожденные из рабства едут домой. Почти новогодняя сказка
01:04

Всё началось в 2012 года, когда от нашей коллеги Юлдуз Атаниязовой, председателя НПО "Содействие, сотрудничество, созидание", стало известно, что на автомойке на ул. Кантемирова 5 в Благовещенске удерживают гражданина Узбекистана. Занялась этим делом адвокат, работающий в Сети «Миграция и Право» ПЦ «Мемориал», Любовь Михайловна Татарец. В результате ее расследования и почти детективной операции был освобожден Жавлон Шарипов (см. здесь).






После этих событий по информации, полученной от Шарипова, в октябре 2012 года были освобождены еще 6 человек, и ещё двоим позже удалось выкупить свои документы за 20 тысяч рублей. В ноябре 2013 года освободились еще двое, посредником вновь выступил Жавлон.

18 декабря 2013 года последовало продолжение. На сотовый телефон Любовь Михайловны позвонила женщина, которая, поздоровавшись и удостоверившись, что она говорит с Любовью Михайловной, расплакалась и стала повторять: «Помогите, помогите!» 

Любовь Михайловна попросила не рыдать, а отправить ей информацию SMS-сообщением. Она только разобрала, что звонившая девушка просит освободить её с автомойки, и зовут ее Марина Безрукова.

В этот же день она получила такое сообщение: «Вы – наша надежда. Нам и жить уже не хочется, мы очень устали. Пожалуйста, уважаемая, помогите. Нам не к кому больше обратиться, мы в отчаянии. Извините, что мы вас беспокоим».

На уточняющие вопросы пришло сообщение о том, что четверо граждан Узбекистана – две девушки и два парня насильно задерживаются на автомойке. Адрес был тот же – ул. Кантемирова,5.

В это время в СМИ Амурской области шла предновогодняя реклама: «Исполним необычное желание на Новый год, в пределах 200 тысяч рублей». Любовь Михайловна зарегистрировалась на соответствующем сайте и наивно попросила отправить на родину четырех граждан Узбекистана. Ответа не было.

Разумеется, адвокат Татарец обратилась и в УФМС, и УФСБ по Амурской области. Но и оттуда не получила отклика.

Прошел день, никаких новостей не было. Тогда Любовь Михайловна обратилась к представителям «четвертой власти» - на Альфа-канал местного телевидения. Ее пригласили в студию, где она, сама уже со слезами отчаяния, рассказала историю о рабстве двум молодым сотрудникам канала - корреспонденту Антону и оператору Василию. История их зацепила, хотя и показалась им не совсем достоверной: и на розыгрыш не похоже, и верится с трудом.

Телевизионщики решили заехать на автомойку как клиенты, попросить помыть машину и заснять на видео то, что там увидят.

Попытка созвониться с Мариной Безруковой не удалась, её телефон молчал. Стало ясно, что кто-то есть рядом, и она не может ответить. Снова перешли на общение SMS-сообщениями.

Через какие-то время раздался звонок, взволнованная Марина стала нервно спрашивать, что за люди приехали, знает ли их Любовь Михайловна, можно ли им довериться.

Остальные события на мойке адвокат Татарец, как и все, узнала уже из новостей, а потом на опросах мигрантов в УФМС и полиции, где она участвовала как их представитель.

Тележурналисты сообщили, что на автомойке обнаружено пятеро граждан Узбекистана, которые работали по патенту на автомойке, т.е. участвовали в предпринимательской деятельности, приносившей работодателю доход.

Напомним, что в соответствии с ст.13.3 Законом РФ «О правовом положении иностранных граждан» по патенту имеют право работать у физических лиц граждане стран, с которыми установлен безвизовый режим пересечения границы, на работах, несвязанных с извлечением прибыли. Это могут быть няни, сиделки, водители. Могут быть и строители, если они строят или ремонтируют дом его владельцу для личного пользования, но не на продажу.

Все рабочие приехали в Амурскую область на заработки семь месяцев назад. Их пригласил на работу родственник одного из узбеков, а будущий «хозяин» оплатил им проезд. Денег на руки они не получали, в Узбекистане и в России у хозяина автомойки И.В. Коваленко есть посредники, именно они собирали рабочих по Узбекистану и везли в Амурскую область. Около 5 дней они ехали автобусом до Омска, там их встретила узбечка – гражданка России, посадила на поезд и выдала билеты до Благовещенска.

Сразу по приезде у них забрали паспорта, якобы для того, чтобы не потеряли и для оформления патента. Тут же заставили переодеться и сразу отправили на смену мыть машины.

А когда спустя полгода рабочие захотели уехать домой, то начальник отказался отдать им документы. 

Вшестером жили в бывшем стеклянном ларьке, где свободным от двухэтажных нар было небольшое пространство не более 3 кв. метров.

За работу им обещали платить до 25 тысяч рублей в месяц, но таких денег на руки они никогда не получали. Иногда по 5-10 тысяч рублей хозяева отправляли им на родину, но сообщали только код. Сами отправлять деньги рабочие не могли: для этого потребовался бы паспорт, который им не давали ни под каким предлогом.






Заметим, что по этим переводам и отправке денег на билеты легко определить, и сколько бесправных работников завезли хозяева автомойки, и какую сумму рабочие получали в месяц. Кроме того, полностью разоблачается распространенная легенда о «понаехавших» мигрантах.

Работа на автомойке шла круглосуточно, обслуживали по 500 машин в сутки, каждому приходилось мыть по 40, а то и больше машин, за сутки. Женщины мыли салоны, на каждую машину приходилось тратить  примерно полчаса. Рабочий день не был ограничен. За малейшую провинность рабочих наказывали штрафами. Из-за  них и отчисления денег на питание – по 150 рублей в день, зарплата составляла от 5 до 19 тысяч рублей в месяц. Помимо штрафов, хозяин применял и другие методам наказания.

Бахтиёр Набиев рассказывает: «Хозяин спросил, где тряпка, а я не мог её найти. Тогда он ударил меня по рукам, порвал мою футболку». Рабочим не разрешалось свободно ходить по городу. Охранник Влад вывозил их в город купить продукты и кое-что из необходимых вещей. Это происходило в плохую погоду, когда работы было меньше. В случае болезни рабочих не пускали в медучреждения, тот же Влад привозил пластыри – панацею на все случаи жизни.

Звонить в правоохранительные органы мигранты боялись: им постоянно повторяли, что у хозяев такие связи, что все это бесполезно. Отказывали им и клиенты поскромнее, к которым они обращались в надежде на защиту, и продавщицы соседнего магазина, которые вместо помощи рассказывали им страшные истории об их предшественниках.

Освобождение рабочих мойки было возможно только после того, как они завербуют новых мойщиков в Узбекистане. Более того, три человека из числа работающих должны написать Коваленко расписки в том, что они гарантируют приезд завербованного ими нового работника, в противном случае они согласны, чтобы деньги, высланные на проезд были удержаны из их зарплаты.

Когда в ноябре рабочим не выдали зарплату, заявив, что она вся ушла на штрафы за болезнь, невыход на работу и прочие провинности, Марина Безрукова пришла в отчаяние, она стала говорить, что убьёт себя или начальника. Видя её отчаяние один из узбеков, дал ей клочок бумаги, на котором был записан номер телефона Любови Михайловны, оставшийся от уже освобожденных ею узников мойки.

20 декабря в рабочей одежде и резиновой обуви их увезли в УФМС. Освобожденные граждане Узбекистана рассказали сотрудникам миграционной службы об условиях труда и проживания. Пока сотрудники миграционной службы работали с ними, на мойку клиентов не пускали.

Хозяин мойки Коваленко, давая показания, заявил, что никаких узбеков у них на автомойке нет, паспорта он ни у кого не забирал, более того, эту автомойку он сдал в аренду еще 1,5 года назад.

Пока рабочих опрашивали в УФМС, сотрудница мойки принесла туда вдруг обнаруженные паспорта мигрантов.

Все рабочие были зарегистрированы по одному адресу по ул.Тенистая,51, где, по словам начальника УФМС Андрея Петровича Миненко, было зарегистрировано 600 человек. После освобождения рабочих регистрацию аннулировали, также как и патенты, незаконно выданные всем работникам Коваленко.

Вот они – «резиновые дома» и причины их возникновения! Хорошо еще, что за эту регистрацию не наказали самих рабочих, как теперь стало возможным по вступившему недавно в силу закону.

Адвокату Татарец пришлось решать и совсем не юридическую задачу, куда поселить освобожденных. Она обзвонила всех кого, считала способным ей помочь. Во время наводнения ей уже пришлось поселить у себя граждан Северной Кореи и Вьетнама и не только их.

На этот раз рабочих принял приют одной из церквей Благовещенска, там оказались свободными как раз 6 мест.

Готова была приютить узников мойки и церковь «Новое поколение» г.Белогорска, расположенного почти в 200 км от Благовещенска, но из-за сложности преодоления такого расстояния от этого предложения с благодарностью отказались.

Освобожденных отпустили только в 11 ночи, везти их пришлось на такси в пригород. Водитель долго торговался об оплате, но, поняв, кого повезет, совсем отказался брать деньги.





Наутро Любовь Михайловна собрала одежду, пледы, постельное белье, свою обувь и повезла своим подопечным, у которых не было верхней одежды, а на ногах резиновые сапоги, мало пригодные в холодную погоду. В приюте все питались за свой счет, но постояльцы покормили безденежных рабочих.

Каждый день Любовь Михайловна возила в приют собранную по знакомым одежду, продукты. Она сопровождала своих подопечных в УФМС, полицию, на телевидение.

Один из освобожденных, Тусинали Максудов, сообщил, что на мойке остался еще его младший брат Нуреддин, но хозяева автомойки это категорически отрицали.

23 декабря всех пригласили в полицию, там хозяин предложил рабочим взять часть их вещей. В потайном кармане брюк одного из них лежало 14 тысяч рублей, предназначенных для отправки домой. Это были единственные деньги, которые удалось вывести с майки. Вещи рабочим так и не отдали, потому что они отказались дать расписку об отсутствии у них претензий к хозяину. А претензии были и существенные: среди привезенного не оказалось их основного имущества - верхней одежды и обуви.

Около часу ночи прибыл некий Влад - тот самый, который иногда вывозил рабочих за покупками, и лечил их пластырем от всех болезней. Любовь Михайловна узнала его: в истории с Жавлоном Шариповым в 2012 году он писал на нее заявление о похищении человека. Не стесняясь сотрудников полиции, Влад начал кричать на адвоката. Его бессвязные обвинения сводились к тому, что Любови Михайловне заплатили «за этих обезьян», и она «ведет войну с воинами–интернационалистами», и теперь ее «затаскают по судам». Любовь Михайловна ограничилась двумя ироническими вопросами: не воевал ли Влад в горячих точках и не получил ли там контузию? В ответ посыпались новые нелепые обвинения.

Два следующих дня адвокат с рабочими вновь ездили от УВД до следственного комитета и участкового полиции. Наконец, 25 декабря хозяева отпустили Нуреддина Максудова и отдали часть вещей рабочих.

Благодаря тому, что по РЕН ТВ в новостях показали сюжет об этой истории, спасенных увидели в Узбекистане, троим родственники прислали деньги на дорогу, которых, с учетом питания и удорожания билетов, хватило только на поездку до Москвы.

Девушки Марина и Зоя - русские гражданки Узбекистана, благодаря им все обрели свободу. Старший из узбеков - Турсинали сказал, что русские женщины отважны, узбечки так бы не смогли. У Марины Безруковой не хватало денег на дорогу, но узбеки добавили ей из присланных их родственниками.

28 декабря 2013 года Любовь Михайловна вместе с двумя верующими из приюта провожали всех на поезд до Москвы. Поезд уходил в 12-30 местного времени, Любовь Михайловна купила им средства личной гигиены, тапочки и продукты, нажарила котлет, отварила манты и домашние яйца. Она приехала в приют, попросила взять только самое необходимое из привезенных ею раньше вещей, остальные оставить постояльцам приюта.

Потом прибыли представители церкви, которые тоже привезли продукты и сказали, что в крупных городах их единоверцы тоже поднесут к поезду еду для мигрантов.

Служитель церкви Виталий Геннадьевич выслушал историю освобождения и сказал адвокату по-советски: «Верным путем идете, товарищ!» На трех машинах отъезжающих доставили к поезду.

Поезд прибыл в Москву 3 января в 4 утра. Бывших рабов встретила заместитель председатель Комитета «Гражданское содействие» Елена Юрьевна Буртина и отвезла на два дня в приемную Комитета. Ночью 4 января они отправляются на родину – билеты для них уже куплены Комитетом.

Адвокат Любовь Татарец полагает, что с отъездом освобожденных рабочих все дела о принудительном, рабском труде (ст. 127.2 УК РФ), о пропаже вещей и невыплате зарплаты (ст. 145.1 УК РФ) будут сданы в архив. Уголовное дело, возбужденное по факту незаконного лишения свободы (ст. 127 УК РФ) Нуреддина Максудова, скорее всего, будет прекращено. Дело в том, что хотя его и освобождала полиция, в отсутствии старшего брата и независимого переводчика он якобы дал показания, что никто его насильственно не удерживал.

Если эти предположения оправдаются, значит, все это повторится еще не раз и, возможно, на той же автомойке. А господа коваленки будут безнаказанно набирать себе новых рабов.

Сколько их сейчас трудится по всей России – униженных, обманутых, обобранных – наших недавних соотечественников – незащищенных ни законом и его применителями, жестокими к ним и лояльными к рабовладельцам, ни обществом, за редким счастливым исключением переживающим сейчас настоящую пандемию ксенофобии?

И все-таки история получилась вполне новогодней. Можно сказать, что у нее счастливый конец: люди едут домой! Пожелаем им здоровья и счастья в Новом году.

И пожелаем в Новом году удачи всем, кто приложил усилия к этому счастливому освобождению из рабства: неутомимой Юлдуз Атаниязовой, отважной Марине Безруковой, самоотверженному и бесстрашному адвокату Любови Татарец, профессионалам своего дела корреспонденту Антону и оператору Василию с Альфа-канала, отзывчивым служителям церкви в Благовещенске и ее прихожанам, работающим в церковном приюте, Виталию Геннадьевичу, безотказной Елене Буртиной и всем добрым людям.

А также УФМС и ГУ МВД по Амурской области пожелаем удачи в доведении до конца дела о рабском труде и незаконном лишении свободы рабочих автомойки на улице Кантемирова, 5.



Материалы по теме





P.S. 4 января вечером мы проводили ребят на ташкентский поезд. На Казанском вокзале их подстерегало еще одно приключение.  Вход на перрон им преградила группа сотрудников правоохранительных органов. Особенно активным был молодой человек, представившийся сотрудником ФМС. Узнав, что у наших подопечных нет документов о регистрации, он быстро отправил их паспорта в свой карман и заявил, что теперь они поедут на родину за государственный счет. Елена Буртина переспросила: «Вы хотите их отправить именно за государственный счет?» - «Да, именно за государственный». Елена Юрьевна пыталась объяснить ему, что у них нет документов о регистрации потому, что их паспорта отобрал работодатель, против которого сейчас возбуждено административное дело, что билеты на поезд им купила наша организация и бессмысленно тратить на это еще и государственные средства. Парень не хотел ничего слушать,  твердил, что в Москве проводится операция «нелегальный мигрант», и ему надо 10 человек в день отправить на депортацию. Но когда ему показали письмо, где ровно то же самое было написано на бланке Комитета Гражданское содействие» с подписью и печатью, настроение эфэмэсника изменилось.

Письмо он показал полицейскому постарше - тот что-то тихо сказал ему, и его административный азарт окончательно испарился. Последнее препятствие на пути освобожденных к дому было преодолено.

Но вот вопрос: действительно ли ловля нарушителей правил пребывания среди отъезжающих – с целью выполнения плана и увеличения государственных расходов — проводится по указанию начальства, или это просто частный бизнес сотрудников полиции и ФМС? Если последнее, то тогда понятно, почему тихое слово опытного товарища произвело отрезвляющее действие на молодого сотрудника. Однако, надо признать, что место для засады выбрано очень удачно: ведь совершенно очевидно, что люди, находящиеся в нескольких метрах от поезда, идущего домой, не раздумывая, заплатят за то, чтобы не потерять 11 тысяч, потраченные на билет, и не застрять в гостеприимной Москве на неопределенный срок.

Впрочем, насчет плана молодой борец с нелегальной миграцией скорее всего не соврал.



Категория: События | Просмотров: 1848 |


ЧИТАТЬ КНИГУ
Каждый молчит о своём: истории одной войны

ХОТИТЕ ПОМОЧЬ?

Если Вы хотите помочь беженцам или мигрантам, оказавшимся в тяжёлой жизненной ситуации, это можно сделать самыми разными способами.

Мы с радостью примем пожертвования в виде продуктов, детского питания, одежды, предметов первой необходимости, а также денежную помощь.

Вы можете принять участие в нашей работе в качестве волонтёра — если у Вас есть свободное время, а также качества, необходимые в нашей работе.


подробнее
НА ТЕБЯ НАПАЛИ

из-за национальности, веры или цвета кожи? 
Звони на телефон информационной линии!

 

Мы можем оказать: юридическую помощь (услуги адвоката), медицинскую помощь, психологическую помощь.


ВАЖНО!

ТРЕБУЕТСЯ ВАША ПОМОЩЬ!


Нужны мобильные телефоны





Помогите собрать детей-беженцев в школу




ВАКАНСИИ


Приглашаем волонтёров
для занятий русским языком
со взрослыми беженцами из Афганистана и Африки.