+7 (495) 681-18-23
+7 (495) 681-15-32
ОБЩЕСТВЕННАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПОМОЩИ ВЫНУЖДЕННЫМ МИГРАНТАМ
Помощь в цифрах

2012 год



Проведено консультаций

 

1715

Оказано содействие в защите прав

 

997 раз

Предоставлена медицинская помощь 127-и больным на сумму

 

292.095 руб.

Выдано денежных пособий 278 семьям на общую сумму

 

2.732.141 руб.

Получили одежду, обувь и другие предметы домашнего обихода (second hand)

 

около 856 семей

Занятия в Детском центре посещали

 

более 50 детей


Подробный отчёт...

Наши страницы в...




Новое видео
"Гражданское содействие"


(смотреть на Youtube)

Светлана Ганнушкина представляет книгу "Каждый молчит о своем. Истории одной войны"


(смотреть на странице материала)
Посещения
Главная » 2010 » Май » 26 » Президент Медведев встретился с правозащитниками, занимающимися проблемами Северного Кавказа
Президент Медведев встретился с правозащитниками, занимающимися проблемами Северного Кавказа
21:15

19 мая 2010 года в Кремле состоялась встреча Президента России Дмитрия Медведева с правозащитниками, занимающимися проблемами Северного Кавказа. Встреча была организована Советом при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека во главе с Эллой Памфиловой.



"Мемориал" на встрече представляли Светлана Ганнушкина – член Совета Правозащитного центра "Мемориал", глава программы "Миграция и право", председатель Комитета "Гражданское содействие", член Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества, Александр Черкасов – член Совета ПЦ "Мемориал", эксперт программы "Горячие точки", Тимур Акиев – руководитель офиса "Мемориала" в Назрани (Ингушетия), Оюб Титиев – сотрудник "Мемориала" в Гудермесе (Чечня) и Заур Газиев – сотрудник "Мемориала" в Дагестане.

 

Светлана Ганнушкина говорила о недопустимости борьбы с терроризмом методами государственного террора. "Идеология терроризма проста: коллективная вина, коллективная ответственность, коллективное наказание, – заявила Ганнушкина. – Противопоставить этому можно только персональное право, соблюдение законности и уважение к правам человека". Эксперт подробно рассказала Президенту о начавшейся в 2007 году в Чечне кампании по преследованию родственников предполагаемых боевиков. Силовые структуры откровенно пренебрегают нормами права, население боится обращаться и в правоохранительные органы, и к правозащитникам: "… Население Чеченской Республики находится в страхе, сравнимом только с тем, который испытывали граждане СССР во времена сталинского террора и равного которому мы не видели здесь даже в разгар войны".

Говорила Ганнушкина и о проблемах правозащитников, которых в Чечне власти фактически приравняли к террористам.

В Ингушетии мы видим пример сотрудничества власти в гражданским обществом. И это приносит очевидные плоды, считает Ганнушкина. Эксперт выразила надежду на то, что и в Дагестане ситуация будет развиваться в том же направлении. Она рассказала о случае с задержанием в селе Бабаюрт в апреле нынешнего года, когда совместные оперативные действия властей, журналистов и правозащитников привели к освобождению незаконно задержанных людей.

Говорила Ганнушкина и о других способах взаимодействия гражданского общества с властью, которые способствуют эффективному решению проблем жителей Северного Кавказа, например, о программе "Мемориала" по содействию развитию малого бизнеса в Пригородном районе Республики Северная Осетия-Алания. Подобные программы способствуют гармонизации межэтнических отношений в регионе.

 

Говоря о ситуации в Ингушетии, Тимур Акиев отметил, что она ухудшалась поэтапно, начиная с 2002 года. Похищения людей, убийства при задержании, пытки в ходе допросов создают мобилизационную базу для подполья. Смена власти в 2008 году была воспринята с одобрением в республике. Команда Евкурова взяла курс, радикально отличающийся от курса его предшественников, на восстановление законности, гласность, диалог с обществом и оппозицией.

Акиев с сожалением отметил, что ситуация в Ингушетии пока не стабилизировалась, несмотря на правильность выбранного властью курса. Эксперт выделил две основные причины – запущенность ситуации и недоверие населения к власти. "Нам понятно, почему Евкуров стал объектом удара со стороны боевиков – потому, что его курс представляет для них опасность, – сказал Акиев. – Этот курс неизбежно ведет к сокращению их базы поддержки. А вот почему представители государства работают против Евкурова – это тот вопрос, который мы хотели задать Вам, господин Президент".

Акиев, вторя другим выступающим, отметил, что борьба с терроризмом должна проходить в рамках закона. "Соблюдение прав человека не противоречит цели обеспечения безопасности страны, а неправительственные правозащитные организации являются союзниками государственных структур в деле борьбы с терроризмом и бандитизмом", - сказал Акиев. В заключение эксперт из Ингушетии напомнил о до сих пор не решенной проблеме беженцев из Чечни и Северной Осетии.

 

Оюб Титиев говорил о проблемах с правам человека в Чеченской Республике. Главнейшая из них – это проблема пропавших без вести, поиска их тел. За последние десять лет, по неполным данным, пропали от трех до пяти тысяч человек. "Похоронить близкого человека – значит пережить потрясение один раз, а потерять близкого живым – это постоянное страдание", – сказал Титиев.

Даже когда тела находят, обычно их невозможно опознать. Сотрудник "Мемориала" предложил вариант решения проблемы: создать лабораторию по идентификации тел с базой данных ДНК близких родственников пропавших и при каждом обнаружении неопознанного тела пытаться установить личность. Число пропавших сократилось бы в разы, считает Титиев. "Для матери, живущей в лачуге и ждущей своего исчезнувшего сына, эта лаборатория важнее, чем хоромы и небоскребы, строящиеся у нас", – сказал эксперт.

Еще одна проблема Чеченской Республики – безнаказанность. Уголовные дела по похищениям не расследуются. Даже когда известны имена преступников и номера их машин, следствие заявляет о невозможности установить лиц, причастных к преступлению.

 

Заур Газиев, сотрудник "Мемориала" в Дагестане, рассказал о том, что теракты, похищения, пытки, внесудебные казни, активизация экстремистского подполья в Дагестане – это следствие гражданского противостояния, в котором пребывает местное общество. Газиев выделил шесть причин противостояния, охватывающие все сферы жизни – социальную, экономическую, политическую.

Особо Газиев отметил исламизацию дагестанского общества. Из-за того, что власти выбрали неверную тактику общения с салафитами, те все чаще оказываются под влиянием фундаменталистов. "В Дагестане сформировалась среда, которая будет выдавать все больше новых смертниц и шахидов", – считает Газиев.

Главным нарушителем прав граждан эксперт назвал МВД. Пытки подозреваемых, приводящие иногда к летальному исходу, стали обычно практикой дагестанских милиционеров. Чтобы скрыть противоправные действия, сотрудники МВД заявляют, что люди погибли в боестолкновении. В качестве примера Газиев рассказал о событиях 27-28 октября 2008 года в поселке Губден. Тогда тела пропавших людей были обнаружены на месте спецоперации, в результате которой они якобы были убиты. Следы пыток на телах, отсутствие на одном из трупов огнестрельных ранений заставили "Мемориал" сомневаться в правдивости официальной информации.

Газиев отметил, что в случае с Дагестаном особо сложно найти выход из ситуации, но делать это необходимо: "В силу своей полиэтничности и многоконфессиональности оно [дагестанское общество] не может быть простым. Здесь не может быть простых рецептов и идеальных решений. Но какой бы безвыходной ситуация ни казалась сейчас, необходимо останавливать кровопролитие и выводить людей из леса".

"Гораздо разумнее сегодня вернуть к мирной жизни людей, не совершивших тяжких преступлений, нежели из-за упрямства продолжать подталкивать Дагестан к гражданской войне. Иначе в Дагестане не будет мира, и нельзя исключить, что отголоски дагестанской войны будут раздаваться и в московском метро", – заключил эксперт.

 

Александру Черкасову выступить не удалось. Однако текст его речи был передан Президенту в письменном виде.




ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ВЫСТУПЛЕНИЯ СВЕТЛАНЫ ГАННУШКИНОЙ




Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемый Александр Геннадиевич, уважаемые Элла Александровна, коллеги!

В первую очередь мне хотелось бы коснуться одной из определяющих задач власти на Северном Кавказе – борьбы с терроризмом. От террористических актов в России уже тысячи граждан погибли, были ранены, потеряли своих близких. В их числе есть дорогие и близкие нам люди. Обеспечение безопасности населения – одна из важнейших функций государства, в исполнении которой каждый из нас лично заинтересован.
 
В борьбе с терроризмом государство может и обязано быть твердым, в рамках закона применять самые жесткие силовые методы. Но борьба с терроризмом – это еще и борьба идеологий, и она имеет не меньшее значение. Идеология терроризма проста: коллективная вина, коллективная ответственность, коллективное наказание.

Противопоставить этому можно только персональное право, соблюдение законности и уважение к правам человека. В противном случае государство становится на идеологическую платформу терроризма, отвечая на него террором.

К сожалению, именно это часто и происходит.

С середины 2007 года в Чеченской Республике началась кампания по преследованию родственников предполагаемых боевиков. Их семьи были изгнаны из домов. Дома около двух десятков семей были сожжены. Других путем угроз заставляют каяться под телекамеры, не только призывать своих родственников вернуться, но проклинать их во время похорон. Таким семьям трудно найти жилье, им отказывают в социальных выплатах, их начинают сторониться окружающие.

7 апреля 2010 года по телевидению Чеченской Республики (телеканал «Вайнах») был показан сюжет о встрече республиканских должностных лиц с людьми, чьи родственники, как предполагается, ушли в горы. Мэр Грозного Муслим Хучиев публично обещал «поступать с родителями предполагаемых боевиков так же, как их дети поступают с мирными жителями». Префект Старопромысловского района Грозного Зелимхан Истамулов вторил угрозам мэра: «Если вы думаете, что после нашего разговора вы разойдетесь и спокойно будете сидеть дома, то вы глубоко ошибаетесь…». На встрече присутствовал Уполномоченный по правам человека в ЧР Нурди Нухажиев, который молча выражал происходящему полное одобрение.

Муслим Хучиев не оригинален в своих заявлениях.

По телеканалу «ГРОЗНЫЙ» в программе «ИТОГИ» 23 мая 2009 года Президент ЧР Рамзан Кадыров сказал следующее: «… Ваххабиты и те, от кого есть хоть малейший запах ваххабизма, будут уничтожаться в Чечне. Клянусь именем Аллаха, что дам жить на этой земле только тем, кто приведет своих детей домой. Они должны либо привести домой своих детей-ублюдков, чтобы их посадить, либо убить их. Мы даже не будем их задерживать, сажать, а просто убивать их на месте. После этого не позволим произнести даже их имен».

Бессудные казни не могут иметь никакого оправдания, для наказания преступников существует закон. Тут же идет речь об уничтожении, убийстве людей, которые только подозреваются в исповедовании «неправильного» направления в исламе. Условием жизни в Чечне для родителей ставится исполнение требования привести на заклание своих «пахнущих ваххабизмом» детей. В результате одна из ветвей ислама радикализируется, превращаясь в протестную идеологию.

По тому же каналу 1 июля 2009 года в программе «НОВОСТИ» депутат Государственной Думы РФ от ЧР Адам Делимханов заявил: «Мы возложенную на нас президентом Рамзаном обязанность выполним. Этих шайтанов, этих преступников, тех, кто им помогает, и тех, кто их мысленно поддерживает, мы уничтожим».

«Мысленно поддерживает»! И это не антиутопия Оруэлла, а сегодняшняя жизнь.

Таким образом, представители власти демонстрируют приверженность принципу коллективной вины и коллективного наказания, открыто становятся на одну идеологическую платформу с террористами.

Одновременно такой подход толкает силовые структуры на полное пренебрежение нормами права, открывает простор для фальсификации борьбы с незаконными вооруженными формированиями. У нас есть достоверные примеры того, как тела людей, похищенных представителями силовых структур на Северном Кавказе, потом выдаются за трупы боевиков, уничтоженных в процессе спецоперации.

Неудивительно, что население Чеченской Республики находится в страхе, сравнимом только с тем, который испытывали граждане СССР во времена сталинского террора и равного которому мы не видели здесь даже в разгар войны. Это другой страх – не простое физическое чувство опасности от летящих бомб, этот страх входит во все поры человеческого существа, становится составной частью личности.

В такой обстановке граждане все реже обращаются в правоохранительные органы и к правозащитникам, когда нарушаются их права. Все труднее осуществлять мониторинг нарушений прав человека, и картина кажущегося благополучия все меньше соответствует действительности.

Люди, не верящие ни государству, ни обществу, легче становятся жертвами пропаганды террористов. В результате часть молодежи уходит в горы, чего могло бы и не случиться при ином отношении власти к праву и уважении человеческой личности.

В упомянутом выше выступлении Адам Делимханов прямо называет правозащитников пособниками террористов: «…Есть такие люди, называющие себя правозащитниками, которые помогают этим шайтанам, которые представляют их интересы, защищают их дела. <…> Ведут разговоры касательно милиции и других вещей. Они приносят столько же вреда, как и те, кто скрывается в лесах. <…> Мы поставим перед ответом всех, кто встал на неправильный путь».

Это уже прямая угроза инакомыслящим. Вспомним, сколько утрат понесло за 2009 год гражданское общество ЧР: похищение и убийство Наташи Эстемировой («Мемориал», июль 2009 года), похищение и убийство Заремы Садулаевой и ее мужа («Спасем поколение», август 2009 года).

Отмечу и бесследное исчезновение Заремы Гайсановой («Датский совет по делам беженцев», конец октября 2009 года) во время проведения спецоперации, которой руководил лично Рамзан Кадыров. Какие бы основания ни существовали для спецопераций, недопустимо, чтобы при этом пропадали люди.

Расследование перечисленных дел идет крайне туго. Следственная группа по делу об убийстве Наташи Эстемировой не может допросить свидетелей, люди отказываются говорить, а тех, кто уже что-то сказал, вывезли за пределы Чечни.

В то же время, сотрудничество представителей гражданского общества и власти, когда оно основано на доверии и взаимопонимании, может приносить очевидные плоды. В таком сотрудничестве с самых первых дней работает президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров. Евкуров ведет постоянный диалог с представителями гражданского общества, не гнушается сам позвонить или встретиться для обсуждения частного случая или острой ситуации. 26 апреля 2010 года на встрече с представителями силовых ведомств президент Ингушетии сказал, что недопустимо не сообщать родственникам причину задержания и место, куда задержанный будет доставлен. Непосредственное вмешательство президента не раз приводило к освобождению незаконно задержанных граждан.

Президент Евкуров встречается и говорит с людьми, среди которых есть родственники участников незаконных вооруженных формирований. На этих встречах звучат не угрозы и не призывы к уничтожению, а предлагаются механизмы выхода из создавшегося положения, которые способствовали бы возвращению воюющих к мирной жизни. На одной такой встрече мне пришлось присутствовать вместе с Комиссаром по правам человека Совета Европы Томасом Хаммарбергом, который назвал Евкурова самым демократичным лидером в Европе.

Хочется надеяться, что в том же направлении сегодня происходит развитие ситуации и в Дагестане. В этой республике мы, к сожалению, продолжаем фиксировать случаи вопиющих нарушений прав человека, похищений, пыток, бессудных казней. Однако происходят и весьма обнадеживающие события. Так, 18 апреля правозащитники обратились к первому заместителю председателя Правительства Республики Дагестан Ризвану Курбанову по поводу содержания под стражей более 48 часов 14 жителей в ОВД села Бабаюрт в унижающих человеческое достоинство условиях. Несмотря на воскресный день, через час вопрос был решен и люди освобождены.

Выполняя просьбу Ризвана Данияловича, я хочу сказать следующее: за 2009 год в Дагестане гражданам, оправданным по предъявленным им обвинениям, было выплачено в качестве компенсации 183 млн. рублей. При этом никто не понес наказания за незаконные методы ведения следствия. Местные власти часто бывают неосведомлены о том, что делают на их территории федеральные силовые структуры, а поэтому не могут нести ответственность за это перед своими гражданами.

Представляется, что эта проблема актуальна не только для Дагестана. Если бы в свое время в ЧР при каждой спецоперации ее исполнители взаимодействовали с администрацией населенного пункта, как этого требовал приказ Командующего объединенной группировкой войск в Северо-Кавказском регионе РФ от 27 марта 2002 года №80, то жертв среди мирного населения могло быть в несколько раз меньше.

Хочу сказать, что организации гражданского общества способны сотрудничать с властными структурами по гораздо более широкому спектру проблем, чем это вынужденно происходит сегодня. Это, например, медицинские, реабилитационные и образовательные программы в Чеченской Республике и Республике Ингушетии, которые мы осуществляем.

Там же, где острая стадия нарушений прав человека миновала, возможно осуществление проектов обучения и поддержки бизнеса. Такой проект уже полтора года реализуется «Мемориалом» в Пригородном районе РСО-Алании. Этот проект называется «Гармонизация межэтнических отношений через бизнес». В селе Куртат совместного проживания осетин и ингушей организован центр по обучению малому бизнесу. В центре вместе работают и учатся ингуши и осетины со всего района. За время его существования в центре по разным программам прошли обучение 78 человек, реализовано и стабильно работают 26 малых бизнес–проектов. В 29 школах прошли презентации организации бизнеса для учащихся старших классов. На базе центра проводились новогодние праздники для детей из школ с раздельным и совместным обучением. Когда у людей появляется возможность вместе зарабатывать себе на жизнь, их толерантность возрастает без всяких дополнительных усилий.

И последнее. Говоря о Северном Кавказе, нельзя забывать и о тех, кто был вынужден покинуть Чеченскую Республику. Часть из них отказалась от жилья в Чечне, часть не делала этого, но вернуть себе восстановленные дома и квартиры не может. Мы стараемся помочь последним, но пока безрезультатно. Те же, кто отказался от жилья, получили такую ничтожную компенсацию, что не смогли ничего на нее приобрести. Вопрос о жилищном обустройстве и тех, и других неоднократно ставился на самом высоком уровне, но так и не нашел решения. Поэтому сегодня я снова передаю материалы по этой проблеме и письмо бывших жителей Чечни, которые обращаются к нам в надежде, что о них наконец вспомнят.

 

Светлана Ганнушкина




Категория: События | Просмотров: 1421 |


ЧИТАТЬ КНИГУ
Каждый молчит о своём: истории одной войны

ХОТИТЕ ПОМОЧЬ?

Если Вы хотите помочь беженцам или мигрантам, оказавшимся в тяжёлой жизненной ситуации, это можно сделать самыми разными способами.

Мы с радостью примем пожертвования в виде продуктов, детского питания, одежды, предметов первой необходимости, а также денежную помощь.

Вы можете принять участие в нашей работе в качестве волонтёра — если у Вас есть свободное время, а также качества, необходимые в нашей работе.


подробнее
НА ТЕБЯ НАПАЛИ

из-за национальности, веры или цвета кожи? 
Звони на телефон информационной линии!

 

Мы можем оказать: юридическую помощь (услуги адвоката), медицинскую помощь, психологическую помощь.


ВАЖНО!

ТРЕБУЕТСЯ ВАША ПОМОЩЬ!


Нужны мобильные телефоны





Помогите собрать детей-беженцев в школу




ВАКАНСИИ


Приглашаем волонтёров
для занятий русским языком
со взрослыми беженцами из Афганистана и Африки.