+7 (495) 681-18-23
+7 (495) 681-15-32
ОБЩЕСТВЕННАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПОМОЩИ ВЫНУЖДЕННЫМ МИГРАНТАМ
Помощь в цифрах

2012 год



Проведено консультаций

 

1715

Оказано содействие в защите прав

 

997 раз

Предоставлена медицинская помощь 127-и больным на сумму

 

292.095 руб.

Выдано денежных пособий 278 семьям на общую сумму

 

2.732.141 руб.

Получили одежду, обувь и другие предметы домашнего обихода (second hand)

 

около 856 семей

Занятия в Детском центре посещали

 

более 50 детей


Подробный отчёт...

Наши страницы в...




Новое видео
"Гражданское содействие"


(смотреть на Youtube)

Светлана Ганнушкина представляет книгу "Каждый молчит о своем. Истории одной войны"


(смотреть на странице материала)
Посещения
Главная » 2013 » Сентябрь » 10 » В Центре содержания иностранных граждан. Продолжение гольяновского лагеря
В Центре содержания иностранных граждан. Продолжение гольяновского лагеря
17:51
Светлана Ганнушкина

Прошло уже больше месяца с начала августа, когда открылся лагерь для выдворяемых мигрантов в Гольянове. (см. здесь и другие материалы по теме в конце публикации)

Под давлением общественного мнения к началу третьей декады августа остатки лагеря переместили на территорию Центра содержания иностранных граждан №1 ГУВД по г.Москве в поселке Северный. Людей расселили в свободные помещения Центра и в несколько палаток, перенесенных на его территорию из Гольянова. За неделю отправили часть вьетнамцев домой, и палатки убрали.





В пятницу 6 сентября в Центре побывали адвокат, сотрудник Сети «Миграция и Право» ПЦ «Мемориал» Роза Магомедова, автор этой заметки – председатель Комитета «Гражданское содействие», руководитель Сети Светлана Ганнушкина и руководитель отдела Аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ Сергей Ягодин. Принимал нас подполковник Дмитрий Сухов – начальник Центра. Через некоторое время к нам присоединился сотрудник ФМС Владимир Шестаков.

Сейчас в Центре содержится 433 человека, среди которых 153 женщины, две из них беременны.

Из вьетнамцев осталось всего 253 человека, почти все «гольяновские», только 20 из них – «коптевские», т.е. с вьетнамского вещевого рынка.

Постепенно с помощью сотрудников посольства Вьетнама в Центре устанавливается личность каждого вьетнамца, посольство выдает им свидетельство на возвращение, а сотрудники Центра предпринимают попытку найти соответствующее постановление суда об административном выдворении. 

Мы могли наблюдать результаты этой работы. 5 сентября из посольства поступили  свидетельства на возвращение 37 вьетнамцев. Во время нашего разговора сотрудница принесла на подпись пачку документов. Из 20 уже обработанных свидетельств только по пяти удалось найти постановление суда на то же имя, 15 вьетнамцев или назвали не свое имя или судья его неправильно услышал.

- Что же происходит с вьетнамцами, по которым постановления нет? – спрашиваем мы.
- Пересуд! – отвечают нам.

Это значит, что вьетнамцы пойдут в суд, как будто в первый раз по новому делу.

Уже не задаем вопросов о том, на каком основании этих вьетнамцев помещали в Центр, как суды принимали решения в отношении людей, не установив их личность.

Такое уж время сейчас, что журналист из серьезного издания, обратившийся ко мне за комментарием, спросил:

- А зачем вообще устанавливать их личности? Нельзя, разве, просто отправить их во Вьетнам и все?
- Как апельсины в ящиках? – уточнила я.
- Ну да, верно, они же все-таки люди, - неуверенно протянул журналист.

Роза Магомедова встретилась со своими новыми подзащитными: двумя молодыми братьями армянского происхождения, с детства живущими в России, и узбеком, у которого украли документы. Все трое попали под кампанию облав. Один из армян уже обзавелся женой и ребенком – гражданами России, обычно в таких случаях суд ограничивается штрафом и не лишает семью кормильца. Узбек ехал в Москву, чтобы восстановить документы, но суд не стал вникать в такие детали. До того ли было судьям, когда за два-три дня надо было пропустить через себя сотни административных дел.

Пока Роза беседовала со своими доверителями, я попросила Владимира Шестакова рассказать о его работе с нашими двумя сирийцами, уже получившими временное убежище, и тремя афганцами, находящимися в процедуре определения статуса. И тут оказалось, что сотрудник ФМС ничего не знает ни о ком из них. Принесли дела всех пятерых, и г-н Шестаков убедился, что Мохаммад Касадо и Фирас Альфатулу Альбустани уже почти месяц имеют свидетельства о предоставлении временного убежища, т.е. находятся на территории России вполне законно. 

Мне уже приходилось посещать Центр в Северном в то время, когда всю работу там выполняли инспектора ГУВД, которые все знали о людях, находящихся там. Роза подтверждает мое впечатление. Было и так, что сотрудники просили наших адвокатов помочь написать жалобу тем из находящихся под стражей, у кого были на то основания, но не было своего адвоката. Теперь Центр – просто камера хранения помещенных туда людей, а судьба их отдана в руки ФМС с неопределенными обязанностями.

Сотрудник ФМС не только ничего не предпринимает для того, чтобы освободили людей, которых его ведомство признало нуждающимися в убежище, но и вовсе не знает об их положении. Что он вообще делает в Центре? Почему сидят за решеткой люди, имеющие право свободно ходить по российской земле, по крайней мере, в течение года, месяц из которого уже миновал? Жалобы на решение суда уже написаны и направлены в суд нашим адвокатом Ириной Бирюковой. Можно было обратиться в судебные органы и просить рассмотреть дела сирийцев в приоритетном порядке по новым обстоятельствам.

Разумеется, Владимир Шестаков не знает, что жена Фираса Альфатулу – гражданка России, что у них четверо детей. Они сидят в Алеппо, потому что русской женщине сейчас опасно передвигаться по территории Сирии. Мы ждем освобождения Фираса, чтобы обратиться к нашему российскому руководству, чтобы ему помогли вывезти семью.

С тремя афганцами тоже работают адвокаты Сети «Миграция и Право» ПЦ «Мемориал» Роза Магомедова, Ирина Бирюкова, Эмиль Таубулатов.

Мохаммад Юсуф Мохаммад Юнус должен был идти в УФМС по Московской области для назначения дня интервью, но за день до этого его задержали и постановили выдворить. Жалоба в суде, который неизвестно когда состоится.

Абдула Хан Абдула сидит в Центре уже 2,5 месяца. У него есть справка УФМС по Москве, он приглашен на интервью по ходатайству о предоставлении статуса беженца. Справка еще действительна, жалоба подана, человек сидит.

Раджаби Мохаммад Ибрагим Сахи Дад находится в Центре уже пятый месяц. Он подавал заявление о предоставлении ему временного убежища и был приглашен за получением ответа. Но его обманули. Когда Раджаби пришел в УФМС, его обвинили в том, что он гражданин Пакистана Ибрагим Мухамад Сахидад, и в 2008 году проживал в Саратове без регистрации. В суде не подействовали никакие объяснения, утверждение Раджаби, что он прибыл в Россию в 2009 году, не было проверено. Он тоже был приговорен к административному выдворению с содержанием под стражей до исполнения постановления суда. Жалоба подана, судебные слушанья по жалобе не назначены.

Хотелось бы понять, какую работу со всеми нашими подопечными проводят в Центре сотрудники ФМС России.

В конце посещения мы заглянули в камеры, где находятся задержанные. В женской камере находилось восемь человек, в мужской – 13. Настроение у всех тягостное, сидельцы говорят, что в лагере было лучше: свежий воздух, возможность передвижения. Разумеется, сейчас в палатках люди замерзли бы и утонули от осенних дождей. Но состояние камер производит удручающее впечатление. Стены ободраны, с потолка сползает плесень, сыро и холодно, хотя уже второй день, как начали топить. Но самое тяжелое зрелище представляет собой, деликатно выражаясь, санитарный узел. Он отделен от камеры с двух сторон стеной и перегородкой в полтора метра, две другие стороны сами жильцы завесили тряпками. В полу дырка, умывальник – и это все. От запахов отгородиться невозможно, едят люди тут же. Душ – раз в неделю.

С 1-го октября в Центре начинается ремонт. На него выделено 100 миллионов рублей, он будет проводиться по блокам. Что же будет с выдворяемыми? Их выдворят в нужном числе. А что же будет с новыми? И тут оказывается, что можно договориться с судами, что временно они не будут принимать решения о помещении выдворяемых под стражу! Невинных людей из-под стражи освободить сложно, а при производственной необходимости договоренности достичь - пожалуйста. Вот вам и независимая ветвь власти!

Во что же превратится Центр после ремонта? 8 апреля 2013 года было принято Постановление Правительства РФ № 310 «Об утверждении требований, предъявляемых к зданиям, передаваемым субъектам РФ ФМС России для содержания иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих административному выдворению или депортации» (См. здесь).

Выдержки из требований к помещению стоит привести:

«Иностранные граждане содержатся в специальных учреждениях в помещениях, норма санитарной площади которых составляет не менее 6 кв. метров на 1 человека, при установке 2-ярусных кроватей - не менее 4,5 кв. метра на 1 человека. Помещение для размещения семьи имеет площадь не менее 15 кв. метров.

Количество помещений для содержания иностранных граждан должно быть рассчитано исходя из единовременного содержания в одном помещении 2 - 6 человек.

Помещение для содержания иностранных граждан оборудуется изолированным санузлом».

Очевидно, что и после ремонта Центр №1 ГУВД не удастся превратить в описанное выше учреждение, в котором предполагается отдельное расселение семьи, а при перечислении необходимых видов помещений упомянут «спортивный зал (по возможности)».


Возможно, для Подмосковья в Орехово-Зуево будет построен такой образцовый центр. Но в Северном, по словам Дмитрия Владимировича Сухова, будет помещение по нормам СИЗО. Ничего другого и не может получиться.

Очень сомнительно, что положение жителей Центра улучшится, если его передадут ФМС, во всяком случае, пока сотрудники миграционных органов не привыкнут к тому, что они должны заботиться о тех, чьи судьбы зависят от них, и не научатся заботиться о них.

Особенно тяжело в такой обстановке женщинам. Уже знакомая мне женщина из Киргизии устала ждать, когда ее отправят домой. Она шила одежду, но не имела разрешения на работу. С ней в камере сидят вьетнамки, которые не знают ни слова по-русски. Когда мы только заглянули в окошко «кормушки», к ней бросилась молодая кубинка с криком: «Умоляю! Сигареты!»

Подполковник Сухов обещал принести ей сигарет, а Раджаби найти книги. Он знает все нужды жильцов Центра. Организация «Врачи без границ» получила возможность снабжать Центр лекарствами, Российский Красный Крест тоже скоро получит такую аккредитацию. В Центре нужны теплые одеяла, одноразовое постельное белье, средства женской гигиены. Все это можно передать через Аппарат уполномоченного по правам человека в России. Почему-то от государственной организации Центр может принять помощь без проблем.

Мы договорились с Сергеем Ягодиным, что он подготовит от Уполномоченного письмо на имя Председателя Мосгорсуда о рассмотрении в приоритетном порядке дел двух сирийцев, чтобы они получили свободу. Необходимо, чтобы Председатель Верховного Суда РФ разослал всем судам инструктивное письмо о недопустимости высылки в Сирию, пока там идет война, если судьи сами не понимают этого. Необходимо обеспечить выдворяемых иностранцев приемлемыми условиями содержания не только на бумаге. Иначе, зачем нужны постановления? Много чего еще нужно бы и можно сделать, да, как и двести лет назад, видно, «некем взять».



P.S. 12 сентября Преображенский районный суд, наконец, освободил из-под стражи Мохаммеда Касадо - сирийца, уже месяц назад получившего убежище. Измайловский суд до сих пор не назначил день рассмотрения жалобы по делу второго сирийца Фираса Альфатулу Альбустани, получившего временное убежище тогда же. Кроме того, русская жена и четверо детей Фираса находится до сих пор в Алеппо. Правительство РФ  не предпринимает ничего, чтобы помочь им выехать в Россию.




Категория: События | Просмотров: 924 |


ЧИТАТЬ КНИГУ
Каждый молчит о своём: истории одной войны

ХОТИТЕ ПОМОЧЬ?

Если Вы хотите помочь беженцам или мигрантам, оказавшимся в тяжёлой жизненной ситуации, это можно сделать самыми разными способами.

Мы с радостью примем пожертвования в виде продуктов, детского питания, одежды, предметов первой необходимости, а также денежную помощь.

Вы можете принять участие в нашей работе в качестве волонтёра — если у Вас есть свободное время, а также качества, необходимые в нашей работе.


подробнее
НА ТЕБЯ НАПАЛИ

из-за национальности, веры или цвета кожи? 
Звони на телефон информационной линии!

 

Мы можем оказать: юридическую помощь (услуги адвоката), медицинскую помощь, психологическую помощь.


ВАЖНО!

ТРЕБУЕТСЯ ВАША ПОМОЩЬ!


Нужны мобильные телефоны





Помогите собрать детей-беженцев в школу




ВАКАНСИИ


Приглашаем волонтёров
для занятий русским языком
со взрослыми беженцами из Афганистана и Африки.