+7 (495) 681-18-23
+7 (495) 681-15-32
ОБЩЕСТВЕННАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПОМОЩИ ВЫНУЖДЕННЫМ МИГРАНТАМ
Помощь в цифрах

2012 год



Проведено консультаций

 

1715

Оказано содействие в защите прав

 

997 раз

Предоставлена медицинская помощь 127-и больным на сумму

 

292.095 руб.

Выдано денежных пособий 278 семьям на общую сумму

 

2.732.141 руб.

Получили одежду, обувь и другие предметы домашнего обихода (second hand)

 

около 856 семей

Занятия в Детском центре посещали

 

более 50 детей


Подробный отчёт...

Наши страницы в...




Новое видео
"Гражданское содействие"


(смотреть на Youtube)

Светлана Ганнушкина представляет книгу "Каждый молчит о своем. Истории одной войны"


(смотреть на странице материала)
Посещения

Статьи

Главная » Статьи » Статьи наших сотрудников » С.А.Ганнушкина

Светлана Ганнушкина: "Наша миграционная политика крайне нервная"

Полный текст интервью , данного журналисту Ульяне Ким для газеты "Великая эпоха"


     Запутанность, противоречивость миграционного законодательства на уровне федеральных законов создает огромные сложности, а в подавляющем большинстве случаев и невозможность законной  легализации законопослушных переселенцев.

     О проблемах миграции мы попросили рассказать Светлану Ганнушкину, председателя региональной общественной благотворительной организации помощи беженцам и вынужденным переселенцам «Гражданское содействие», руководителя Сети «Миграция и Право» Правозащитного центра «Мемориал».
 

     - Светлана Алексеевна,  российские СМИ  очень неоднозначно освещают проблемы, связанные с трудовыми мигрантами. То ли они - единственное спасение  России от  нехватки рабочих рук. То ли - основная  наша беда. Как  Вы оцениваете ситуацию в связи с нетерпимостью и ксенофобией?
 
     С.Г.:  Увы. Ситуация стабильно плохая. Хотя, если  же говорить о мигрантофобии, то за последние год – два, по моим наблюдениям, она несколько уменьшилась.
Впервые за многие годы к нам  стали приходить наши земляки, и спрашивать, как  можно защитить мигрантов, которых преследуют люди, облеченные властью. Это, безусловно, можно назвать прогрессом в отношении к иностранным рабочим из СНГ.


     - Как это происходит?

     С.Г.: К примеру, приехала к нам семья из  Клина. Рассказали, что у них на «Водоканале» работает группа узбеков. Их начали травить, и это как-то было связано с кампанией по переизбранию мэра города.  Узбекскую тему включили в политическую борьбу -  рабочих обвинили в причастности к убийству и пытались их выселить. Мы объяснили, что они могут  предпринять, чтобы помочь избежать выселения  мигрантов. И им это удалось!

 
     - Интересно, а что побудило их встать на защиту?

     С.Г.: Оказывается, Римма и Александр Тетерины, после окончания института были направлены на работу в Узбекистан. Они  рассказали, что там прожили 20 самых счастливых лет в своей жизни. У них там родился сын, появилось много друзей. Люди там относились к ним по-доброму, и у них не было предубеждения перед приезжими, они относились к ним как к соседями, были абсолютно убеждены, что узбеки не виноваты. И оказались правы.


     - Но это, все же, не типичный случай. Если семья жила в Узбекистане, у них уже другой менталитет.

     С.Г.: Возможно, эта семья и не типичная. Но я могу рассказать и другой случай. В одном доме в  Москве консьержами и дворниками работают киргизы.  Они почему-то не понравились участковому милиционеру, который организовал  заявления от жильцов из семи квартир, в котором они, требуют убрать  киргизов. Мотивация: они часто собираются вместе, а это означает, что они торгуют наркотиками (смеется). Обратилась к нам одна из жительниц дома.

     Мы направили туда  своего адвоката, который добился, чтобы нам предоставили копию заявления. Когда участковый показал его, наша посетительница сказала: «Тут же всего семь семей подписались, а я вам 107 подписей принесу». Жильцы дома дали очень хорошую характеристику этих киргизов. Написали, что эти люди ведут себя очень порядочно, что теперь у них чистый двор и все спокойно в доме. Они ухаживают за пожилыми людьми. Это  ведь  присуще  и кавказцам,  и людям из Центральной Азии. И делу не дали хода.

     Еще один случай, который рассказал мне мой приятель. Вышел он как-то из дома и увидел, как дворники-таджики убирают двор. Мимо идет человек с 2-х летней девочкой на руках и говорит ей: «Вот скажи этому дяде спасибо. Это он делает так, чтобы у нас все было чисто и хорошо». Девочка сказала: «Спасибо, дядя». Девочка получила своеобразную прививку доброты и толерантности.

     Словом,  люди понемножку понимают, что мигранты не занимают наши трудовые ниши, что их работа нам нужна и полезна, а делают они ее добросовестно, потому что очень ценят возможность помогать своим семьям.

     Они отправляют домой деньги, но производимые ими ценности остаются нам. Это выгодные взаимоотношения.

     Хотя есть определенные группы, назовем их условно «группы риска» – это молодежь, не удовлетворенная жизнью, которая, таким образом, ищет выход своей агрессии и находит виноватых в своих неудачах. К сожалению, есть и сотрудники правоохранительных органов, имеющие и свои ментальные проблемы и свои интересы. Впрочем, не только они.

     Вот не так давно наш юрист был в суде, куда привел африканцев, обжалующих отказ в убежище. Судья встретила их словами: «О, вот к нам уже и негры пожаловали». После такой выходки в цивилизованной стране судья ни одной минуты не оставалась бы на своем рабочем месте. Та же судья во время слушанья другого дела стала упрекать москвичку в неразборчивости в выборе мужа, ей не понравилось, что он приехал из Азии.

История эта совершенно фантастическая. У таджика, женившегося на этой москвичке, аннулировали разрешение на временное проживание, потому что он, оказывается, не он, а гражданин Узбекистана. И лет ему не 27, а 41.


     - Как так?

     С.Г.: А потому, что где-то там в базе нашлись отпечатки пальцев депортированного узбека, с которым у нашего подопечного совпали отпечатки пальцев. Я думаю что, это техническая ошибка, потому что реальное совпадение отпечатков пальцев у разных людей практически невероятно.  Но ошибки при сравнении отпечатков встречаются и известны исследователям (http://www.computerra.ru/focus/325828/).

     Суд не запросил в ФМС копию паспорта узбека, которая там должна храниться, не поинтересовался его фотографией, не направил нашего страдальца на экспертизу возраста. Все это придется теперь делать нам. Судья, глядя ему в глаза, говорит: «Зачем все это нужно, может быть, вы сделали пластическую операцию?»


     - Депутаты говорят, что в России не хватает рабочих рук, и без мигрантов российская экономика не выживет. Есть ли у нас миграционная политика?

     С.Г.: Да, депутаты говорят и это. Но многие депутаты и высокопоставленные чиновники выступают против облегчения легализации трудовой деятельности мигрантов. И выступают от имени граждан России.  В первую очередь, таким защитником себя преподносит мэр Москвы Юрий Лужков, который вечно твердит, что мигранты  занимают наши рабочие места, нарушают наши культурные традиции, плохо говорят по-русски, а, главное, совершают в России большую часть преступлений. Это полный абсурд: достаточно обратиться к сайту МВД РФ, чтобы убедиться, что иностранные граждане и лица без гражданства совершают около 3% от общего числа преступлений. И эта цифра держится уже многие годы – то чуть уменьшаясь, то незначительно увеличиваясь. В Москве она, разумеется, выше, как и в любом мегаполисе. По информации ФМС около трети преступлений, совершаемых иностранцами, связаны с подделкой документов. Это понятно: люди не могут получить настоящие документы, дающие им законное права жить и работать в России.

     Вокруг полным – полно фирм, торгующих услугами по легализации, даже гражданство предлагают приобрести и уверяют, что все это законно. Когда же обнаруживается, что паспорт фальшивый, то фирмы уже и след простыл, а ответственность ложится на несчастного таджика или узбека, который был уверен, что законно получил свой документ.


     - Этот бизнес, похоже, давно легализован.

     С.Г.: Да, войдите в метро, там все завешено объявлениями: «постановка на миграционный учет, миграционная карта, разрешение на работу...», все можно и все фальшивое. Мы постоянно звоним по этим телефонам, направляем данные в прокуратуру и ФМС, посылаем им распечатки своих разговоров. Почти никогда прокуратуре «не удается» найти изготовителей фальшивых документов. А ведь они торгуют не только безобидными разрешениями на работу, но и медкнижками, которые приезжие получают без медицинских осмотров.

     - Как же соблюсти интересы и наших граждан? Какой должна быть миграционная политика?
На самом деле, мы заинтересованы в том, чтобы приезжие трудились легально. Если иностранец трудятся легально, это значит, что он защищен от милицейского произвола,  защищен трудовым кодексом, как работник, от нечестного поведения работодателя, имеет право на медицинскую помощь. Такой иностранный работник стоит дороже нелегала. Именно в этом случае местные жители могут с ним конкурировать на рынке труда: их не надо обеспечивать жильем.

     У нас безвизовый въезд. Это значит, что эти люди все равно приедут. Если мы не дадим им возможности работать легально, они будут работать - как? – нелегально. А теперь давайте посмотрим, кому это выгодно.

     Это выгодно работодателю, который получает сверхприбыли за счет этих работников, из которых он может выжать все соки и выбросить из страны, не заплатив ни гроша. Это выгодно недобросовестным сотрудникам МВД, которые за некоторую мзду на все это закрывают глаза. Чиновникам, которые создают для работодателей, так называемую «крышу». А иногда и просто сами состоят в очень близком родстве с такими работодателями, быстро наживающими огромные капиталы.

     С иностранными работниками обращаются, как с рабами. Они живут в совершенно жутких условиях, им платят мизерную зарплату. Часто бывает и эту зарплату не выдают, а когда те начинают бунтовать, спокойно вызывают милицию, которая их выдворяет. И тоже получает за это мзду.

     Это совершенно четкая и отлаженная коррупционная система, о которой мы предупреждали в 2002 году, когда принимался Закон «О правовом положении иностранных граждан». Поэтому на вопрос – в чем основной недостаток нашей миграционной политики,  я отвечаю – в том, что у нас ее просто нет.

     Наша миграционная стратегия крайне нервная.  В 2002 году мы создали  эти драконовские законы:  взять к себе на работу мигранта было невозможно, зарегистрировать его невозможно… А при этом армия приезжих растет и растет, но она нелегальна. И она  создает колоссальные коррупционные возможности для чиновников всех мастей. А общество обучается ненависти и дискриминации.

     Только небольшая кучка граждан пытается противостоять произволу и эксплуатации мигрантов.


     - И чего-нибудь удалось добиться?

     С.Г.: В 2006 году после долгой и плодотворной работы принимаются законы, направленные на либерализацию. Законы принимаются  летом, а вступить в силу должны 15 января. К ним готовятся подзаконные акты. И вот в декабре начинается новая истерическая дискуссия о том, что понаедут, заполонят, некуда будет ступить и т.п. Зачинщиком всего этого безумия выступает, как обычно, Москва. И 7 января 2007 года – за неделю до вступления закона в силу – президент Путин подписывает поправки в еще не действующий закон. Эти поправки наполовину сокращают основные достижения нового подхода, заложенного в законе.

     Снова квоты и для безвизовиков: и на РВП (разрешения на временное проживание), и на получение разрешения на работу.  2007 год стал безумным потому, что квоты на РВП закончились, чуть ли не феврале. Ведь их установили только для мигрантов из стран с визовым режимом въезда в Россию, а наши соседи по СНГ должны были получать РВП без квот.

     Потом постановлением Правительства эмигрантам запретили торговать на рынках. Почему запретили? Почему им нельзя продавать алкоголь, лекарства? Потому что это чья-то монополия.

     Вот и все. Никакой иной логики в этом нет.


     - Прокомментируйте, пожалуйста, еще вопросы, связанные с депортацией эмигрантов.

     С.Г.: Это сложный вопрос. Получилось так, что у нас это понятие встречается трижды и называется по-разному. У нас есть Закон «О правовом положении иностранных граждан», Административный кодекс (КоАП) и Закон «О беженцах».

     Так получилось, что в первом законе говорится о депортации, в Административном кодексе о  административное выдворении, а в Законе «О беженцах» - «депортация» и в скобках «выдворение».

     Совершенно очевидно, что законодатели случайно создали такую неразбериху, потому что и депортация и выдворение применяются к иностранцам – нарушителям порядка пребывания на территории РФ. Одно и то же понятие называется разными терминами. А в результате оказалось, что депортация у нас применяется без решения суда, только на основании приказа директора ФМС или его заместителя. Последствия того и другого одинаковые – запрет на въхезд в Россию на пять лет. Депортация применяется редко, но имеет, как правило, политическую причину. К депортируемым, например, в Китай, не пускают адвоката. Нет срока на обжалование, оспорить решение не удается.

     Но и с выдворением дело обстоит не лучше. Его применяют, как правило, при отсутствии постановки на миграционный учет (недавно это называлось регистрацией, а народ по сей день зовет – пропиской) (ст. 18.8 КоАП) или отсутствием разрешения на работу (ст. 18.10 КоАП).

     Обе статьи отличаются тем, что правонарушение по ним карается штрафом «с выдворением или без такового». Судья может заключить под стражу выдворяемого, а может этого не сделать. Таким образом, к минимальному наказанию без всяких разработанных законом критериев присоединяются такие страшные добавки, как изгнание из страны на 5 лет и заключение под стражу.

     Россия в 2006г. уже получила по этому поводу замечание Комитета ООН по борьбе с пытками. Комитет рекомендовал нашему государству « дать дополнительные разъяснения относительно того, какие нарушения правил пребывания на его территории могут привести к административной высылке, и установить четкий порядок, обеспечивающий справедливое применение этих правил». Но мы эту рекомендацию не выполнили.

     Недавно Европейский Суд признал незаконным выдворение мужа одной нашей подопечной. Это было в 2003г., он был гражданином Казахстана, а она россиянка из Чечни. Его выдворили из-за отсутствия регистрации от троих детей и беременной жены. Суд счел, что принцип единства семьи выше, чем требование о постановке на миграционный учет.


     - Как же обычным людям, тем более иностранцам разобраться во всех этих тонкостях? Ведь существует еще и такая  вещь как «выдача».

     С.Г.:  Да, это ситуация, в которой не мы изгоняем иностранца, а его родное государство требует – «отдай». Потому что он там совершил преступление или подозревается в этом. Это называется экстрадицией. Тут возникает  много проблем. В первую очередь, с узбеками, туркменами и северными корейцами. Это страны, в которые на самом деле выдворять людей нельзя. Они известны своим жестоким режимом, и по всем международным договорам, мы обязаны были бы этим людям предоставить убежище и не выдавать их.

     Любому тирану нужны враги, чтобы держать народ в повиновении и страхе. И окружению тирана нужно его самого держать в тонусе, чтобы поддерживать режим. Нельзя допускать, чтобы из таких стран свободно выезжали граждане.

     Поэтому их спецслужбы крадут здесь людей. Им в этом помогают наши спецслужбы, которые свои услуги оказывают, очень подозреваю, за хорошее вознаграждение.

     Когда это случается, наша задача как можно скорее вмешаться и направить процесс экстрадиции в законное русло.


     - Получается?

     С.Г.: Да, достаточно часто получается и получается потому, что мы работаем по уже сформировавшейся схеме. Главное быстро определить, где находится задержанный, и направить к нему адвоката, чтобы официально заявить о его намерении обратиться в миграционные органы с ходатайством о предоставлении убежища. Когда прокуратура принимает решение об экстрадиции, его надо в течение 10 дней обжаловать в суде и, получив отказ в двух инстанциях, обратиться в Европейский суд, с просьбой применить 39-е правила регламента Суда и запретить выдачу до окончательного решения. Далее надо обжаловать заключение под стражу.

     Только что - 23 апреля произошло удивительное и необъяснимое на первый взгляд событие. В середине дня неожиданно адвокатам, защищающим пятерых жителей Центральной Азии от экстрадиции, позвонили из органов прокуратуры и предложили явиться в суд на рассмотрение обращений прокуратуры об изменении меры пресечения их подзащитным, находящимся под стражей уже более полутора лет. Один из адвокатов просил перенести рассмотрение обращения на понедельник и получил в ответ сообщение, что освобождение должно произойти незамедлительно.

     Оформление освобождения в СИЗО затянулось до половины второго ночи. В третьем часу все отпущенные были привезены адвокатами в нашу приемную в Комитет "Гражданское содействие", где получили наставления и чай с бутербродами.

     Все освобожденные – заявители Европейского суда, который запретил экстрадицию до вынесения по их жалобам окончательного решения, которое может затянуться и на 4-5 лет. Столь длительное содержание под стражей противоречит Уголовно-процессуальному кодексу РФ. Адвокаты множество раз безрезультатно оспаривали его в судах всех уровней. Стремительность действий прокуратуры показывает, что непосредственное распоряжение о выполнении закона пришло с самого высокого уровня.

     Но у нас было несколько случаев, когда людей вывозили тайно. В 2006г. Москве, прямо из нашего офиса увезли Рустама Муминова. Сделали это сотрудники ФСБ, которым он сам открыл дверь. Он был потрясающим поваром, никаких преступлений не совершал. После депортации в Узбекистан  был приговорен к пяти с половиной годам тюремного заключения. Начальника центра для депортируемых иностранцев, который его выдал без решения суда, судили. А «товарищи из ФСБ», которые его заставили это сделать вышли сухими из воды.


     - Светлана Алексеевна, в Вас чувствуется такая вовлеченность за судьбу каждого мигранта. Почему Вы этим занимаетесь?

     С.Г.: Я не знаю, почему. Я всегда отвечаю одинаково – дурная манера лезть в чужие дела. Ну, что тут можно сказать, почему? Потому, что это меня касается. Ну, как можно в этом не участвовать? Мы же люди, в конце концов. У каждого человека есть своя зона ответственности. Просто у нас она, может быть, немножко шире среднего размера.



* * *

     Правозащитница Светлана Ганнушкина, член совета Правозащитного центра "Мемориал", номинирована на Нобелевскую премию 2010 года.



Категория: С.А.Ганнушкина | Добавил: Администратор (26.05.2010)
Просмотров: 2152 | Теги: мнения, миграция и общество



ЧИТАТЬ КНИГУ
Каждый молчит о своём: истории одной войны

ХОТИТЕ ПОМОЧЬ?

Если Вы хотите помочь беженцам или мигрантам, оказавшимся в тяжёлой жизненной ситуации, это можно сделать самыми разными способами.

Мы с радостью примем пожертвования в виде продуктов, детского питания, одежды, предметов первой необходимости, а также денежную помощь.

Вы можете принять участие в нашей работе в качестве волонтёра — если у Вас есть свободное время, а также качества, необходимые в нашей работе.


подробнее
НА ТЕБЯ НАПАЛИ

из-за национальности, веры или цвета кожи? 
Звони на телефон информационной линии!

 

Мы можем оказать: юридическую помощь (услуги адвоката), медицинскую помощь, психологическую помощь.


ВАЖНО!

ТРЕБУЕТСЯ ВАША ПОМОЩЬ!


Нужны мобильные телефоны





Помогите собрать детей-беженцев в школу




ВАКАНСИИ


Приглашаем волонтёров
для занятий русским языком
со взрослыми беженцами из Афганистана и Африки.